Об объединении пространства и времени





С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина
e-mail: selftrans@yandex.ru, selflab@mail.ru

Усилия на ложном пути
множат заблуждения.

Фрэнсис Бэкон

Установленная в предыдущих темах {1}, {2} физическая некорректность постулатов СТО, в силу постулативного характера самой теории, неминуемо влечёт полное разрушение релятивизма до основания, хотя вариаций на тему обоснования инвариантности четырёхмерного интервала написано очень много как сторонниками, так и определёнными направлениями противников-примирителей с теорией Эйнштейна. Тем не менее, сам факт жёсткой связи инвариантности 4-интервала с преобразованиями Лоренца с одной стороны и с постулатами Эйнштейна с другой приводит к единственному решению, что попытки сохранения то ли преобразований Лоренца без 4-интервала и постулатов Эйнштейна, то ли 4-интервала без преобразований Лоренца и постулатов Эйнштейна и т.д., как и любые комбинации из этих трёх китов релятивистской концепции – обречены на неудачу, поскольку в этой триаде одно следует из другого и порождает третье. Это неразделимо. Однако остаётся внешне сбоку вопрос о возможности построения на какой-либо основе физического пространства, совмещающего непосредственно геометрическое трёхмерное пространство и время. Именно это представление доминирует, в частности, в общей теории относительности (ОТО) Эйнштейна, в концепциях Логунова, Герловина и т.д.

Чтобы определить правомерность подобного объединения, прежде всего хочется вспомнить внешне отвлечённое, но непосредственно связанное с данным вопросом отличие сущности графиков от реального пространства. Как все знают, графики мы можем строить любые, соединяя в графических зависимостях любые зависимые параметры. В связи с этим даже приблизительно невозможно оценить количество сочетаний, на основе которых могут быть построены графики. Но это не физическое пространство, которое, по определению, должно быть наблюдаемым, как наблюдаемо геометрическое пространство классической физики. И здесь уже не важно, имеют ли оси графика одинаковую размерность или разную. Графики можно сделать как в общей размерности, так вообще безразмерными, что идентично уравниванию размерностей. Например, в метрической системе СГСЭ электрическая ёмкость измеряется в сантиметрах. Следует ли из этого, что график зависимости ёмкости электрического конденсатора от расстояния между пластинами, измеренного тоже в сантиметрах, будет образовывать физическое пространство? Конечно же нет. График только будет отображать зависимость между электрическими параметрами конденсатора от геометрических размеров самого конденсатора.

Тем не менее, именно путём представления физического пространства некоторым графиком релятивисты соединили пространственные и временные параметры, о чём прямо докладывал Минковский в своей знаменитой лекции «Пространство и время» {3}. Исходно признав, что в классической физике пространство и время разделены, составляя своеобразные инварианты положения тела и момента событий, он, опираясь на расхожий тезис о том, что все события в пространстве неминуемо происходят во времени, ввёл: «Обратим наше внимание на субстанциальную точку, имеющуюся в мировой точке х, у, z, t, и вообразим, что мы в состоянии снова узнать эту субстанциальную точку во всякое другое время» {3, с. 304}. Однако мы не можем узнать эту точку в четырёхмерном исполнении, поскольку время не останавливается и не поворачивает вспять. Мы можем узнать в пространстве только трёхмерную точку, что соответствует свойствам геометрии и протяжённости в пространстве. Время же будет иным.

Четырёхмерную точку (точнее, двух-трёхмерную проекцию на оси, содержащие временную ось) можем идентифицировать только на графике. Там действительно, точка будет располагаться в заданных координатах столько, сколько мы ей это разрешим. Но это не физическое пространство. Сам же Минковский признавал, что «Если мы каким-нибудь образом индивидуализировали пространство и время, то покоящейся субстанциальной точке соответствует в качестве мировой линии прямая, параллельная оси t; равномерно движущейся субстанциальной точке — прямая, наклоненная относительно t, неравномерно движущейся субстанциальной точке — каким-то образом искривленная мировая линия» {3, с. 306}.

Из этого следует сознательная подмена понятий, сделав которую в постановке задачи, далее всё пошло накатанными в абстрактной математике путями: «пусть элементу времени dt соответствуют изменения , dy, dz пространственных координат этой субстанциальной точки. Мы получаем тогда в качестве изображения, так сказать, вечного жизненного пути субстанциальной точки некоторую кривую в мире, м и р о в у ю л и н и ю , точки которой можно однозначно отнести к параметру t во всем интервале от — inf до + inf. Весь мир представляется разложенным на такие мировые линии, и мне хотелось бы сразу отметить, что, по моему мнению, физические законы могли бы найти свое наисовершеннейшее выражение как взаимоотношения между этими мировыми линиями» {3, с. 304}.

Далее, уже напрямую демонстрируются операции с эрзац-физическими параметрами в сформированном псевдопространстве-графике, подменяющем само пространство: «Благодаря понятиям пространства и времени многообразие х, у, ζ при t = 0 и его две стороны: t > 0 и t < 0 отделяются друг от друга. Если мы, ради простоты, закрепим нулевую точку пространства и времени, то первая из названных групп механики показывает, что мы можем подвергнуть оси х, у, ζ в момент t = 0 любому вращению вокруг нулевой точки… На этом основании оси времени может быть дано совершенно произвольное направление в сторону верхней половины мира t > 0. Каково же соотношение между требованием ортогональности в пространстве и этой полной свободой в выборе оси времени по направлению вверх? Для того чтобы установить это, возьмем некоторый положительный параметр с и рассмотрим геометрическую фигуру:
(1)
{3, 304}
Тут у вольной математики, освободившейся от жёстких границ физичности, ограничений никаких нет, как нет и ограничений на графиках. Можно рассматривать время больше и меньше нуля, можно зафиксировать начало времени в начале координат, сверяясь с этим временем при построении мировых линий, можно брать некоторый отвлечённый параметр, численно равный скорости света в пространстве и рисовать любые гиперболы на основе выдуманной четырёхмерной формулы, реальность которой в реальном физическом пространстве никто не собирается демонстрировать всего лишь потому, что исходно релятивисты вполне осознавали, что им мешает для полёта их абстрактно-математической мысли. А мешала им именно физическая сущность времени, которую они и нивелировали, заменив физическое пространство графиком.

Если же конкретизировать, то мешало то, что сформулировал ещё Аристотель: «Что время или совсем не существует, или едва {существует}, будучи чем-то неясным, можно предполагать на основании следующего. Одна часть его была, и ее уже нет, другая – будет, и ее еще нет; из этих частей слагается и бесконечное время, и каждый раз выделяемый {промежуток} времени. А то, что слагается из несуществующего, не может, как кажется, быть причастным существованию. Кроме того, для всякой делимой вещи, если только она существует, необходимо, чтобы, пока она существует, существовали бы или все ее части, или некоторые, а у времени, которое {также} делимо, одни части уже были, другие – будут и ничто не существует. А “теперь” не есть часть, так как часть измеряет целое, которое должно слагаться из частей; время же, по всей видимости, не слагается из “теперь”. Далее, не легко усмотреть, остается ли “теперь”, которое очевидно разделяет прошедшее и будущее, всегда единым и тождественным или {становится} каждый раз другим. Если оно всегда иное и иное и во времени ни одна часть вместе с другой не существует (кроме объемлющей и объемлемой, как меньшее время объемлется большим), а не существующее сейчас, но прежде существовавшее по необходимости когда-то исчезло, то и “теперь” вместе друг с другом не будут {существовать}, а прежнее всегда должно уничтожиться» {4, с. 145-146}.

Именно невозможность остановить время, невозможность в физическом пространстве показать временной отрезок в отличие от протяжённости, стояла преградой на пути релятивизма, как и эфир, не позволявший постулировать постоянство скорости света во всех ИСО. Пытаясь же говорить о четырёхмерном пространстве, идентифицируя реально только трёхмерное сечение без времени, мы никогда не можем утверждать полной идентификации, как по проекции в форме квадрата никогда не можем утверждать, что фигура является кубом. Бесчисленное количество объёмных фигур может иметь данную проекцию. С другой стороны, если нет полной физической идентификации времени с его представлением на графиках, то нет и той размерности пространства, в которой невозможно эту идентификацию провести. А значит, нет оснований говорить о соединении пространственных и временных параметров в едином физическом континууме, как и самой размерности физического пространства выше трёх наблюдаемых независимых друг от друга направлений. В отличие от этого графики мы можем строить, откладывать в разных масштабах, изучать по ним эффект Доплера, изменение видимых размеров движущегося объекта в связи с неодновременностью прихода сигналов и т.д., но, повторяем, графики – это далеко ещё не метрическое пространство. Это всего лишь наша визуализация некоторой связи параметров, зависимостей и не более того. Из этого не следует возможность трансформации времени в самом физическом пространстве как и не касается его метрики и измеряемого времени. График – это только слепок и не более того.

Произведенная релятивистами подмена не могла не отразиться на следствиях. Если классическая физика разделяла пространственные и временной параметры сообразно их свойствам, то для временного параметра автоматически выполнялось условие, что любой объект в одной инерциальной системе отсчёта, находящийся в одном физическом времени, рассматривался в другой инерциальной системе отсчёта тоже в одном физическом времени той системы отсчёта. Это едва ли не главное условие непредвзятого восприятия действительности, не зашоренного миражами метрологического обеспечения сверки часов в одной ИСО. Фактически, это было признанием того факта, что независимо от расстояний между объектами наблюдения, то самое «сейчас» везде одно и то же. Другое дело, что мы за счёт конечности скорости передачи информации не можем, в общем случае, одновременно воспринять это «сейчас», но зная скорость передачи информации, мы восстанавливаем это «сейчас», чтобы получить объективную информацию о событии. Именно так делал Эйнштейн, вводя физическое время в неподвижной ИСО: «желая определять время событий, мы могли бы, конечно, удовлетвориться тем, что заставляли бы некоторого наблюдателя, находящегося с часами в начале координат, сопоставлять соответствующее положение стрелок часов с каждым световым сигналом, идущим к нему через пустоту и дающим знать о регистрируемом событии. Такое сопоставление связано, однако, с тем неудобством, известным нам из опыта, что оно не будет независимым от местоположения наблюдателя, снабжённого часами» {5, с. 9}. И как результат: ««Время» события – это одновременное с событием показание покоящихся часов, которые находятся в месте события и которые идут синхронно с некоторыми определёнными покоящимися часами, причём, с одними и теми же часами при всех определениях времени» {5, с. 9}. Если не касаться дополнительного требования Эйнштейна к равенству времени прохождения светом расстояния от наблюдателя к синхронизируемым часам и обратно (что более касается метрологического обеспечения синхронизации времени, чем условия введения в ИСО самого физического времени), то синфазность всех часов в одной ИСО является и требованием классической физики, подтверждающим свойство времени, что все события во Вселенной, независимо от их удалённости, протекают одновременно, если мы хотим отстроиться от зависимости времени событий от положения наблюдателя. Регистрация событий, происшедших в разное время, информация о которых дошла до наблюдателя одновременно, только путает, создавая мифы и парадоксы, чем закрывает путь к выявлению истины физических процессов. Именно потому и Ньютон писал: «Абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно, и иначе называется длительностью» {6, с. 31}.

«Сейчас» не передаётся в пространстве, как и не обладает дальнодействием или близкодействием. Все процессы в пространстве протекают в одном «сейчас», но взаимодействие тел, информация о процессах протекает с конечной скоростью. Это обусловлено не нашим удобством, а именно независимостью протекания всех пространственных процессов от нашего наблюдения за ними, а потому только введение физического времени обеспечивает независимость нашего суждения о протекающих процессах.

Это условие как раз и обеспечивала классическая физика, вводя равенство времён во всех системах отсчёта, независимо от их инерциальности. В релятивизме после выхолащивания физической сущности времени данное базовое условие нарушается, что проявляется уже в преобразованиях Лоренца:
(1)
Обратим внимание на преобразование времени. При этом учтём важный аспект: и в классической физике, и в релятивизме под преобразованием координат и времени подразумевается связь тех координат и времени, которыми пользуются непосредственно наблюдатели в своих системах отсчёта, по отношению к которым эти наблюдатели неподвижны. Это подтверждал и Эйнштейн: «в соответствии с принципом относительности, из каждого правильного соотношения между «штрихованными» (определяемыми относительно S’) и «нештрихованными» (определяемыми относительно S) величинами или величинами только одного из этих классов опять можно получить правильное соотношение, заменяя нештрихованные величины соответствующими штрихованными и наоборот, а v на – v» {7, с. 73}.

Но если в нештрихованной ИСО введено физическое время, то из (1) следует, что в штрихованной ИСО производятся преобразования в нефизическое время, поскольку каждому значению х в каждый момент физического времени t будет соответствовать своё время в точке {x’, y’, z’, t’}. И это при том, что обе ИСО находятся в одном пространстве и отслеживают общие процессы, которые по определению должны протекать одновременно во всём пространстве и только в этом случае они будут независимы от наблюдателя. И не потому, что математика сойдётся или нет. Преобразования Лоренца переводят процессы во времени, которые уже прошли и никогда не повторятся, или ещё не начались, а потому бессмысленны в физическом пространстве. Само свойство времени это отрицает.

Если же в штрихованной ИСО отсутствует физическое время, то простым переносом штрихов обратные преобразования производить некорректно. Нет для этого той исходной необходимой синфазности хода часов. Математика же просто этого не видит, поскольку это задача физики, а физика в релятивизме выхолощена.

В своё время, в работе «О корректности базовых постулатов СТО» {8} мы попытались восстановить физическое время в движущейся системе отсчёта для конкретного процесса движения одинаковых стержней после преобразований Лоренца, один из которых покоится в неподвижной (нештрихованной) ИСО, а второй покоится в движущейся (штрихованной) ИСО. {8, с. 37}.

Результат построения в этой работе в системе отсчёта штрихованной ИСО представлен на рис. 1.

Рис. 1. Диаграмма движения одинаковых стержней, неподвижных в своих системах отсчёта, с точки зрения наблюдателя в движущейся ИСО; зелёным цветом обозначен стержень, неподвижный в неподвижной (нештрихованной) ИСО, а оранжевым обозначен стержень, неподвижный в движущейся (штрихованной) ИСО.

Из диаграммы мы видим, что мировые линии концов оранжевого стержня вертикальны, что в диаграмме Минковского соответствуют покоящемуся телу. Концы зелёного стержня движутся в направлении, противоположном движению штрихованной ИСО. Также видно, что сами стержни наклонены, что как раз обусловлено нарушением физичности времени при преобразованиях Лоренца. Но самое главное – при совмещении стержней оказывается, что длина их не изменилась. Просто у обоих стержней только одна точка находится в реальном времени подвижной ИСО, а остальные или в прошлом, или в будущем. Это как раз и создаёт мираж неодновременности. «В зависимости от знака (x'2 - x'1) промежуток времени Δt может быть как положительным, так и отрицательным, т.е. в системе K “первое” событие происходит раньше или позднее “второго”. Таким образом, понятие одновременности оказывается относительным» {9, с. 208}.

После введения в подвижной ИСО физического времени, диаграммы приняли вид, представленный на рис. 2.

Рис. 2. Диаграмма движения одинаковых стержней, неподвижных в своих системах отсчёта, с точки зрения наблюдателя в движущейся ИСО после введения вы ней физического времени

Как и должно быть, стержни расположились горизонтально на графике во времени. А главное, длины стержней оказались одинаковыми, как восстанавливается и одновременность событий. Никаких трансформаций длин не стало. Таким образом, уйдя от некорректности преобразований Лоренца, приходим к тем же результатам, что и в классической физике: никаких трансформаций пространства и времени не существует. После преобразований остаётся только атавизм в виде релятивистского множителя, одинаковый для обоих стержней и для соответствующих интервалов времени, но и он может быть удалён с приведением в норму самих преобразований Лоренца, которые синхронизацией физического времени автоматически сводятся к преобразованиям Галилея. Ведь преобразования из физического времени в физическое время также приняли иной вид {8, с. 39}:
Для концов стержня АВ
(2)
Для концов стержня А’В’
(3)
Эти выражения уже не удовлетворяют четырёхмерному интервалу, а значит, как только мы восстановили только лишь физическое время в подвижной ИСО, сразу нарушилась база релятивизма, как исчезли все предсказываемые релятивистами эффекты. Понятно, что это же произойдёт и с предсказаниями релятивистов в отношении сложения релятивистских скоростей, аберрации, объяснения опыта Физо и далее в электромагнетизм, релятивистскую механику, включая эйнштейновскую формулу полной энергии тела. Всё разрушается с восстановлением физического времени.

Представленные проблемы не ограничиваются физичностью построений в самой релятивистской концепции; проблемы существуют и в ее математике. Так, в частности, при релятивистском сложении скоростей Эйнштейн постулировал: «закон параллелограмма скоростей в нашей теории верен только в первом приближении» {5, с. 20}. И это при том, что по результату сложения даже в одномерном случае v + c = c , что откровенно не вписывается в условия закона параллелограмма в любом приближении. В своей работе {9} мы проанализировали допустимость первого приближения, рассматривая сложение скоростей двумя путями. По первому пути мы непосредственно сложили скорости в соответствии с методикой, описанной Эйнштейном. При этом получили значение результирующей скорости в виде {10, с. 32}:
(4)
Идя по второму пути, мы каждую из проекций отдельно преобразовали в штрихованную систему отсчёта, а затем сложили получившиеся значения проекций в одной ИСО. При этом получили, как следствие того, что при преобразовании у-проекция приобретает составляющую вдоль оси x’:
(5)
Как мы видим, различие в первом слагаемом числителя под корнем, которое не позволяет использовать параллелограмм ни в каком приближении, разве что при скоростях подвижной ИСО, значительно меньших скорости движения тела. Последнее не позволяет говорить о сложении релятивистских скоростей, как и широко используемая формула для сложения одномерных скоростей также получается неопределённой.

Обобщая это на понятие группы автоморфизмов, которые должны удовлетворять условию транзитивности
(6)
рефлексивности
(7)
и симметрии
(8)
мы показали {10, 33}, что преобразования Лоренца не удовлетворяют и условию транзитивности.

Как мы видим, выхолащивание физических свойств времени ради отождествления физического пространства с графиком в четырёхмерном исполнении, приводит к тому, что сама концепция лишается физического смысла и полнится парадоксами независимо от признания данного факта самими релятивистами. Отстаивание же голословного тезиса о соответствии подобного построения природным явлениям только тормозит реальные исследования не только в физике, но и в математике, заменяя их афизичными миражами по отдалённой похожести в некотором узко выбранном ракурсе. При смене ракурса похожесть растворяется, выпячивая противоречия. Это не позволяет даже ограниченное использование данной концепции в физике, а возвращаясь к физичности, неминуемо возвращаемся ко всем выхолощенным релятивистами понятиям вплоть до преобразований Галилея. В этом случае сокращение будет связано с конкретными телами, а не с пространством некоей ИСО, о чём говорили ещё в начале прошлого века при анализе интерферометрических экспериментов. Так же, как мы показали {11} – {17}, при излучении движущимся источником появляются эффекты, нарушающие законы оптики для малых скоростей, но это всё обусловлено не мифическими выхолощенными трансформациями при переходах между ИСО, а конкретными взаимодействиями полей и трансформацией полей в реальном пространстве, проявляющимися во всех ИСО. Описанные эффекты вполне вписываются в классическую парадигму без парадоксов, расширяя область справедливости решений классической физики и одновременно органично связанные с процессами при малых скоростях, а не выдуманного релятивистами дальнодействия, безосновательно приписываемого ими классической физике.

Литература:
1. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Вопрос о справедливости постулата постоянства скорости света в инерциальных системах отсчёта. // блог
2. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Парадокс близнецов. // блог
3. Г. Минковский. Пространство и время. // Успехи Физических Наук, 1959 г., Октябрь Т. LXIX, вып. 2
4. Аристотель. Физика. Сочинения в четырех томах, том 3. – Москва, Мысль, 1981, 612 с.
5. А. Эйнштейн. К электродинамике движущихся тел. – Собр. соч., т. 1, М., Наука, 1965, с. 7.
6. И. Ньютон. Математические начала натуральной философии.
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Science/nuiton/index3.php
7. А. Эйнштейн. О принципе относительности и его следствиях. – Собр. соч., т. 1, М., Наука, 1965, с. 65.
8. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. О корректности базовых постулатов СТО. Труды СЕЛФ, т. 6.1, с. 28.
9. В.Г. Левич. Курс теоретической физики, т. 1. Физматгиз, Москва, 1962, 695 с.
10. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. О базовом формализме специальной теории относительности, труды СЕЛФ, т. 5.2, с. 29.
11. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Истинные и мнимые лучи света. // блог
12. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Отражение от плоского зеркала. // блог
13. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Отражение от параболического зеркала. // блог
14. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Интерференция на двух щелях. // блог
15. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Дифракция света на нити. // блог
16. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Преломление в движущихся средах. // блог
17. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Расчёт движущейся собирающей линзы. // блог

Комментарии участника: Каравашкин Сергей (5)

Всего: 5 комментариеввсе комментарии ( 11 )
#2 | Каравашкин Сергей | 15.04.2017 09:41 | ответ на: #1 ( Анатолий ) »»
  
0
Уважаемый Анатолий, в том, что Вы написали заложена та самая причина, почему так сложно вообще люди понимают различие между абсолютным и относительным, что уже столько веков приводит к смазыванию понятий. Тем не менее, ещё Ньютон в "Началах..." писал:
"По положениям и расстояниям предметов от какого-либо тела, принимаемого за неподвижное, определяем места вообще, затем и о всех движениях судим по отношению к этим местам, рассматривая тела лишь как переносящиеся по ним. Таким образом вместо абсолютных мест и движений пользуются относительными; в делах житейских это не представляет не¬удобства, в философских необходимо отвлечение от чувств. Может оказаться, что в действительности не существует покоящегося тела, к которому можно было бы относить места и движения прочих.
Абсолютное и относительное движение и абсолютный и относительный покой отличаются друг от друга: свойствами, причинами происхождения и проявлениями"
(Определения).
Всё, что Вы писали, относится к относительному времени, которое мы измеряем, сравнивая одно движение материальных тел с другим.
"Однако совершенно невозможно ни видеть, ни как-нибудь иначе различить при помощи наших чувств отдельные части этого пространства одну от другой, и вместо них приходится обращаться к измерениям, доступным чувствам. По положениям и расстояниям предметов от какого-либо тела, принимаемого за неподвижное, определяем места вообще, затем и о всех движениях судим по отношению к этим местам, рассматривая тела лишь как переносящиеся по ним. Таким образом вместо абсолютных мест и движений пользуются относительными; в делах житейских это не представляет неудобства, в философских необходимо отвлечение от чувств. Может оказаться, что в действительности не существует покоящегося тела, к которому можно было бы относить места и движения прочих.
Абсолютное и относительное движение и абсолютный и относительный покой отличаются друг от друга: свойствами, причинами происхождения и проявлениями"
.
Поэтому, когда Вы говорите о скорости времени, Вы говорите о том самом сравнении, об относительном времени. Понятие же "теперь", "сейчас" это абсолютные понятия и если мы хотим исследовать не то, что нам кажется, а то, что происходит независимо от нас, мы должны опираться на "теперь" и под это подстраивать свои метрологические меры.
А то, что со скоростью будут изменяться физические процессы, так это очевидно и даже уже экспериментально наблюдаемо. В частности, в предыдущем материале я упоминал о том, что скорость хода атомных часов зависит от скорости атомов цезия в резонаторе, как и от скорости самого резонатора в пространстве.
Но обратите внимание, что для каждого процесса будут свои зависимости, а не для всех одинаковые. Релятивисты огулом сокращали всё и вся по одному образцу, поскольку позарились на абсолют. В реалиях каждое будет вести себя по-своему и вот если мы это различие будем понимать, то у нас появится возможность измерять данные особенности, как и анализировать причины тех или иных различий, имхо. А различия, действительно при высоких скоростях будут. Это неизбежно, как и различные по типу часы будут идти различно.
Предельная же скорость движения обусловлена не фокусами преобразований, когда сплющенное тело в одной ИСО, становится нормальным телом в сопутствующей телу ИСО. Трансформации будут абсолютными и вот посмотрите. Взяли тот же графит и железо. Все атомы этих материалов держатся вкупе благодаря полям. Если с движением поля деформируются, изменится ли структура этих материалов? Будут ли зависеть эти изменения от особенностей кристаллических решёток? А значит, каждый материал будет со скоростью изменяться по-своему, а измерять это мы сможем, понимая, что трансформируется само физическое тело, а не пространство в целом. С этой точки зрения, не исключено, что человек вообще не сможет пережить определённый порог скоростей, так как в нём начнутся необратимые трансформации, нарушающие жизнедеятельность. Но, опять-таки, это будет касаться самого материального объекта, а не пространства в целом.
  
0
Отдельно по скорости времени. Сама по себе скорость времени безотносительно к чему-то является абсурдом. Само понятие требует интервалов расстояния и интервалов времени или хотя бы общего сравнения смещения одного тела по отношению к смещению другого. Это сразу относит скорость времени в относительные меры, а само время это факт смещения материальных тел из мест своих. Только факт. Если положение тел в "сейчас" отличается от предыдущего сейчас, значит вот это изменение и символизирует абсолютное время. Именно поэтому я ранее Вам писал, что время сиречь движение. Не скорость, не ускорение, а сам факт смещения из мест своих. Даже пользуясь понятиями "быстрее", "медленнее", мы уже сравниваем, а значит, относим к определённым физическим процессам и определённым материальным телам с их конкретными физическими свойствами и особенностями.
#7 | Каравашкин Сергей | 17.04.2017 01:05 | ответ на: #5 ( Анатолий ) »»
  
0
Прежде всего, Анатолий, хоть и с опозданием, но "Христос воскрес!"..
А по поводу скорости Вы правильно пишете. Время действительно не обладает скоростью. Скоростью обладают материальные объекты, с помощью которых мы измеряем относительное время.
И дискретности тоже нет. Дискретность приплели квантовики, перепутав с бодуна дискретность резонансов с материальным пространством и процессами в нём. Резонансы, действительно важны и играют важную роль, но это не само пространство. Натянутая струна тоже звучит на резонансной частоте, но от этого она не перестала быть непрерывной.
#8 | Каравашкин Сергей | 17.04.2017 01:31 | ответ на: #4 ( Анатолий ) »»
  
0
Уважаемый Анатолий, я тоже считаю, что время непрерывно. Просто нужно отличать время как таковое, и относительное время, которое мы исчисляем по числу периодических процессов наших часов. Дискретность от способа измерения, а не по факту физической реальности времени, как смещения тел из мест своих.
Если исходить из сказанного мной, то и все числа имеют бесконечную размерность, но мы ограничиваем размерность тем минимальным разрядом, который нам достаточен для наших измерений. Но это не означает, что сами числа стали конечной размерности.

Также и с пространством. Да, каждое не точечное тело тоже является пространством и расположено в пространстве нашей Вселенной. Просто это вложенные пространства. Ведь не мешает же молекулам газа двигаться в пространстве воздуха? Так и здесь. Вообще, только материальное обладает протяжённостью и если наша вселенная имеет протяжённость, то это автоматически означает, что она материальна. И не только материальными телами, в ней расположенными, но как таковая, помимо материальных тел.

Наконец, по поводу гравитации. Электрическое поле - это тоже гравитация?
#11 | Каравашкин Сергей | 18.04.2017 01:15 | ответ на: #9 ( Анатолий ) »»
  
0
Вот и принципиальная разница!
И время не может идти быстрее или медленнее, потому что не имеет движения.
А вот теперь смотрите, Анатолий. У Вас время растворяется в небытие. Но ведь каждое "сейчас" существует вне зависимости от того, какими относительными мерами мы пользуемся и пользуемся ли вообще. И если каждое последовательное "сейчас" отличается от предыдущего. Не является ли это базовым атрибутом времени? Ведь сами говорили: нет изменений, нет времени. Появились изменения - появилось время. И может не появиться ещё относительное время, нет еще мер, которыми мы измеряем скорость, но факт изменения последовательности "сейчас" уже символизирует некоторую смену событий.
> Да тоже самое и с электронными часами. Там просто задана частота импульса.
И вот потому относительное время - это только числа единичных периодов, а изменение физики этих периодов для разных процессов со скоростью разное. Потому релятивизм только блокирует реальное развитие познания.
И самое сложное для понимания - это гравитационное поле. (хотя электрическое тоже не из легких)
Как ни странно, его понимание легче, чем электрического поля. Но я не об этом. Когда я говорил о деформациях тел, как следствие деформации полей, я как раз предполагал электрическое, а не гравитационное поле. Именно это поле держит вкупе вещество. А если теперь за счёт деформации этого поля изменится структура материала? Будет ли это влиять на наши вены, сердце, мозг и т.д. Это начнётся значительно раньше, чем тело достигнет скорости света.
А влияние гравитационного поля? Безусловно есть. Не зря же все элементы рассчитывают на ускорение в 9g. Но и вдалеке от гравитирующих тел деформация и трансформация структуры материалов будет делать своё дело, имхо.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© decoder.ru 2003 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU