Периодическая система элементарных частиц



Есть множество таблиц где показана периодичность элементарных частиц.
Начинаю с этой таблице.
Когда закончу описание, буду искать и другие таблицы.





Периодическая система элементарных частиц


Академик А.А. Тюняев, 13 июля – 13 августа 2008 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Рецензии:

Объединённый институт ядерных исследований, Лаборатория теоретической физики им. Н.Н. Боголюбова, 17.10.2008 г.
Институт общей физики РАН им. А.М. Прохорова. 25.11.2008 г.
Тульский государственный университет, Медицинский институт, 02.12.2008 г.

Рецензенты:

Дмитриев В.Ф., доктор технических наук, профессор, ГУП «Сплав».
Кузьминов Ю.С., доктор физико-математических наук, профессор, Институт общей физики им. Прохорова Российской академии наук, член-корреспондент Академии инженерных наук им. Прохорова.
Хачатурян А.О., доктор физико-математических наук, профессор.
Хадарцев А.А., доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ.

Полное название:

Тюняев А.А., Периодическая система элементарных частиц // Организмика – фундаментальная основа всех наук. Том III. Физика. – М.: 2008.

Конференции:

46-я зимняя школа ПИЯФ по физике конденсированного состояния. Гатчина. 12 – 17 марта 2012 г. (доклад – Тюняев А.А. Дикусар В.В. О конденсированных связях элементарных частиц).
Первая национальная конференция по прикладной сверхпроводимости (НКПС-2011). НИЦ «Курчатовский институт». Москва. 6 – 8 декабря 2011 г. (доклад – Тюняев А.А., Дикусар В.В. О сверхпроводимости в квантах вакуума).
Межведомственный ежегодный семинар «Нейтроника – нейтронно-физические проблемы атомной энергетики». Обнинск. 25 – 28 декабря 2011 г. (доклад – Тюняев А.А., Дикусар В.В. Опыт создания модели нейтрона в пространстве констант mJe).
12-я международная конференция «Физика диэлектриков» (Диэлектрики – 2011). Санкт-Петербург. 23 – 26 мая 2011 г. (доклад – Тюняев А.А., Дикусар В.В. Единая теория поля и природа диэлектричества).
45-я зимняя школа ПИЯФ по физике конденсированного состояния. Гатчина. 14 – 17 марта 2011 г. (доклад – Тюняев А.А. Взаимосвязанность недискретных процессов формирования множества элементарных частиц).
Международная научно-практическая конференция «Фундаментальные науки и образование». Бийск. 2011 г. (доклад – Тюняев А.А., Дикусар В.В. Использование периодической таблицы элементарных частиц в процессе обучения).
XVIII Международная конференция по электростатическим ускорителям и пучковым технологиям. ГНЦ РФ «Физико-энергетический институт имени А.И. Лейпунского». Обнинск. 19 – 22 октября 2010 г. (доклад – Тюняев А.А., Дикусар В.В. Применение Периодической системы элементарных частиц в моделях ядерного микроанализа).
Межвузовская научно-практическая конференция «Математическое моделирование, численные методы и информационные системы». – Самара. – 14 – 15 октября 2010 г. (доклад – Тюняев А.А., Дикусар В.В. Математическая модель мира элементарных частиц).

Публикации:

Тюняев А.А., Дикусар В.В. «Белая» и «чёрная» дыры // «Динамика неоднородных систем» / Труды ИСА РАН. – 2010. – № 53 (3). – С. 44 – 172.
Тюняев А.А., Дикусар В.В. Резон – квант пространства: свойства, особенности, качества // «Динамика неоднородных систем» / Труды ИСА РАН. – 2010. – № 50 (1). – С. 72 – 79.
Тюняев А.А., Дикусар В.В. Кванты основных физических взаимодействий Периодической системы элементарных частиц // «Динамика неоднородных систем» / Труды ИСА РАН. – 2010. – № 49 (1). – С. 103 – 108.





I. Вступление
II. Описание логической модели периодической классификации
1. Таблица реакций
III. Геометрия основных законов физики
1. Выбор параметров идентификации и классификации элементарных частиц
2. Общий закон взаимодействия
IV. Систематизация элементарных частиц.
1. Реакции электрона и позитрона и продукты этих реакций
2. Реакции синтеза фотона
3. Семейство электрических зарядов
4. Синтез гравитона
5. Понятие элементарной частицы «резон»
6. Первый подход к систематизации элементарных частиц
7. Гравитон и антигравитон
8. Сильный принцип эквивалентности
9. Токи
10. Малая матрица квантов зарядов элементарных частиц
11. Выводы

I. Вступление

В современной физике, как, в своё время, и в химии, остро стоит вопрос классификации элементарных частиц.

Важность этого вопроса очерчена как необходимостью синтетического осознания процессов рождения и исчезновения элементарных частиц (ЭЧ), так и возросшим требованием физического аппарата, на основании которого станет возможным открывать новые ЭЧ. Последнее, осуществляемое осознанно, на основе такой классификации, приведёт к новым и/или более ощутимым физическим результатам при соответствующей минимализации экономических затрат.

Искомую классификацию можно создавать разными способами. Один из них – построение логической модели и применение результатов такого эксперимента к известным характеристикам ЭЧ.

Ссылки по теме:

Академик С.А. Редкозубов, академик А.А. Тюняев. «Математический аппарат Организмики».
Академик А.А Тюняев. «Основы теории организмического управления», «Organizmica», № 4, 2005, стр. 2-8.
В.Ф. Дмитриев. «Эволюция парадигмы физики», «Organizmica», № 4 [8], 2006, стр. 12 – 13.
А.А. Тюняев, В.Ф. Дмитриев. «Организмический подход в физике», «Organizmica», № 7, 2006, стр. 2-7.
В.Ф. Дмитриев. «Физический носитель информационной формы движения материи», «Organizmica», 2006, № 6.
А.А. Тюняев. «Температура», Цикл статей. 18.04.05 г.
Академик А.А. Тюняев. «Организмы в Организмике», «Organizmica», № 4 [8], 2006, стр. 2 – 11.
Академик В.Ф. Дмитриев. «Информационная теория чёрных дыр».
Академик В.Ф. Дмитриев. «Фундаментальные частицы как информационные образы».


Источник: http://www.organizmica.org/archive/508/pkec.shtml

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
  
#1 | Анатолий »» | 29.09.2018 19:39
  
0
II. Описание логической модели периодической классификации

Существо данного эксперимента состоит в следующем.

Предположим, что изначально имеем одну открытую систему (система «2»), которая входит в другую, по иерархии обладающую такими характеристиками, при которых вторая система содержит в себе первую, как отдельную самодостаточную область (подсистему – систему «1»).

Тогда из системы «2» мы можем управлять процессами, происходящими в системе «1». При этом наблюдатели, находящиеся на уровне системы «1», будут считать свою систему замкнутой. А наблюдатели, находящиеся на уровне системы «2», будут обладать возможностями построения (создания) любых объектов в системе «1».

Предположим, также, что перед наблюдателями «2» стоит задача создать в системе «1» разветвлённое множество объектов. Однако ограничительным параметром при этом является то, что создаваемая система должна оставаться псевдозакрытой. То есть, управление со стороны системы «2» осуществляться может, а энергию и другие материальные физические ресурсы система «1» не может получать ни из системы «2», ни из какой-либо другой. Но не может, также, и терять их.

Таким образом, на систему «1» налагается условие, что сумма неких, изменяемых в процессе любых манипуляций внутри неё, параметров должна оставаться неизменной – то есть = Const.

Начнём проводить логический эксперимент.

Построим математическую (геометрическую) «вселенную», придав выстроенным её частям пока не идентифицированные физические смыслы.

В качестве условного «начала» возьмём точку О с координатами (0;0;0). Присутствие этой точки О (0;0;0) математически означает, что есть некая точка отсчёта, к которой все координаты (то есть все некие параметры) равны нулю, их перемножение, сумма, разность и некоторые др. действия также равны нулю. Все производные параметры (если от координат, то объём, масса и т.д.) также равны нулю. Координат всего выбрано три по той причине, что в объёме взаимно перпендикулярных осей может быть только три.

Далее, начнём формировать физический объект. Будем выстраивать его из того, чего в нашем эксперименте нет, искусственно вводя некоторые точки со значениями разных параметров. При этом мы не знаем величины координатной системы, мы не знаем направления осей и т.д. Исходя из этого, мы вправе откладывать произвольные значения параметров на произвольно выбранных осях.

Единственным ограничением по-прежнему остаётся то условие, согласно которому, чтобы сохранить общее значение любых, произвольно выбранных нами параметров выстраиваемой системы равным нулю (то есть сохранить замкнутость системы на самой себе), мы должны формировать все новые точки парами:

[+++А (+x;+y;+z) и −−−А (−x;−y;−z)];
[++−А (+x;+y;−z) и −−+А (−x;−y;+z)];
[+−+А (+x;−y;+z) и −+−А (−x;+y;−z)]; [1]
[−++А (−x;+y;+z) и +−−А (+x;−y;−z)];

где:

А – произвольно сформированная точка, равная физической точке, параметры которой указаны в круглых скобках и соответствуют (x;y;z), а знаки «-» или «+» у параметров, находящихся в круглых скобках, отражают значение конкретного параметра; знаки «+2 и «-», стоящие перед «А», формируют общее название точки, отражая собой значения внутренних параметров (находящихся в круглых скобках).

Несложно убедиться, что сумма всех координат (параметров) всей системы «1», сформированной таким образом, всегда будет равна нулю (то есть не нарушит условия замкнутости системы). В этом случае работают все основные физические законы: закон сохранения энергии, заряда и т.п.

Отметим также, что существо положительности или отрицательности параметра говорит о противоположном изменении свойств этого параметра. В частности, в паре противостояний «+x» и «-x» второй параметр относительно первого находится в противоположном значении. Нетрудно убедиться, что геометрический принцип отрицательности координат означает нахождение точки в области отрицательных значений, а положительность означает нахождение точки в области положительных значений.

В теории ЭЧ присутствует такое понятие, как «виртуальность». Посредством него отражаются свойства частиц, которых в физическом смысле нет, не существует. Этот принцип мы применим для интерпретации наших данных: присвоим реальным проявлениям физических свойств знак «+», а знак «-» будет соответствовать виртуальным проявлениям.


Выстраивая нашу модель таким образом, мы заполним все восемь трёхмерных секторов в формируемом пространстве, получаемом при определении этого пространства трёхмерной системой координат (произвольно выбранных параметров; см. рис. 1.).

Хотя пары точек можно выстраивать в любом порядке, для наглядности примем, что множество всех выстроенных нами пар точек в итоге даёт нам трёхмерный шар.

Каждую геометрическую точку мы считаем физической точкой (для целей настоящего исследования, элементарной частицей). Каждая ЭЧ имеет три параметра (аналогичные трём показанным нами для каждой точки координатам).

Анализируя рисунок 1 и приводя результаты нашего анализа в параллель к ЭЧ, понимаем, что в этой, выстроенной нами «вселенной», существуют восемь классов элементарных частиц (см. таблицу 1). И только один из них, соответствующий области с координатами (параметрами) (+x;+y;+z), полностью реален – по всем трём параметрам. И только один из них полностью виртуален – это элементарная частица «−−−А» с координатами-параметрами (−x;−y;−z).


Остальные ЭЧ проявляют смешанные свойства, т.е. виртуальны или реальны по одному или двум параметрам.

Отметим, что общепринятое представление геометрической точки, как точки физической, и, наоборот, в данной задаче классификации ЭЧ обосновано условием самой задачи.

Так, известно, что ЭЧ не являются конечными физическими сущностями – из них слагаются различные группы, в том числе и атомы химических элементов, которые, в свою очередь, формируют сами химические элементы и вещества.

Между тем, у современной науки нет оснований полагать, что и уровень ЭЧ является исходным. По крайней мере, уже практически открыты частицы, из которых, предполагается, и состоят ЭЧ.

В матричном представлении, система физических объектов предустанавливается постулатом 3: «всякий организм является составной частью организма более высокого уровня». Где в данном контексте под организмом понимается физический объект (ЭЧ), который, с одной стороны, сам состоит из более мелких составных частей, а, с другой стороны, сам же является составной частью более крупного физического объекта [Тюняев А.А., 2002].

Это приводит нас к осознанию многоуровневости решаемой нами задачи. При этом необходимость разделения нашей задачи на чётко разграниченные уровни вытекает из того, что определение состава каждой ЭЧ – это задача более низкого составного уровня, которая определяет «качества» каждой ЭЧ. А задача вхождения ЭЧ в состав различных групп – это задача более высокого составного уровня, которая определяет получение новых физических категорий (поле, ток и др.), как составных из имеющихся ЭЧ.

Поскольку в настоящей модели широко используется матричный подход, то, абстрагируясь от существа формирования этих «качеств», условием идентификации самой ЭЧ или кого-либо передаваемого ей «качества», как физическо-геометрическо-информационной точки, будем рассматривать ЭЧ двояко:

ЭЧ, участвующую в реакциях, – как организм, определяемый так: набор информаций, ограниченный управляющей матрицей;
Каждое «качество», участвующее в создании ЭЧ, – как информацию, определяемую так: мельчайший организм, структура которого в контексте поставленной задачи рассматривается как единое целое.

Связь этих двух проявлений одной ЭЧ устанавливается постулатом 1: «всякий организм состоит из информации о взаимодействии информаций». Отсюда, рассматривая участие ЭЧ в реакциях с другими ЭЧ, мы воспринимаем её как конкретную информацию и конкретную физическую и геометрическую точку с возможностью применения к ней вытекающих из такого разграничения математических и физических средств. Рассматривая состав ЭЧ, мы воспринимаем её, как организм, а в качестве информаций, теперь рассматриваем составляющие её «качества».

Такой двояко-разграничительный подход позволяет нам в комплексе рассматривать и взаимодействие ЭЧ, и определять механизм этого взаимодействия.

Различия ЭЧ закреплены в постулате 2: «одна матрица определяет один организм». Таким образом, при включении в состав отдельно взятой ЭЧ какого-либо другого «качества» или при потере ей «качества», данная ЭЧ становится другой ЭЧ, с другим набором «качеств» и по другому участвует в реакциях.

В нашей модели (как и в любой другой аналогичной) составность ЭЧ просматривается из того, что каждая ЭЧ наделена некоторым набором параметров, носителями которых являются различные физические сущности, и включение свойств этих параметров отражено в значениях (x;y;z). Участие ЭЧ в работе следующего уровня отражено в таблице реакций.

Математически сказанное выглядит так:

имеем множество информаций – +x, −x, +y, −y, +z, −z;
из них слагаем ЭЧ – множество организмов {±±±А (±x,±y,±z)} (физические точки).

Или в формулизованном виде:

O = KmK(in), [2]

где:

O – ЭЧ, рассматриваемая, как целостный организм,

Km – управляющая матрица, которой формируется данная ЭЧ из имеющего набора информаций («качеств»),

K(in) – матрица основного набора «качеств», имеющихся в наличии для возможного вхождения в ту или иную ЭЧ,

in – набор элементарных «качеств».

Подставив в выражение [2] имеющийся в нашем распоряжении набор «качеств», получим [2a]:

O = KmK(in) → А = K±±±K(+x,−x,+y,−y,+z,−z), [2a]

где:

А – искомая ЭЧ,

K±±± – управляющая матрица, включающая или не включающая соответствующее «качество» в матрице основного набора этих «качеств»,

K(+x,−x,+y,−y,+z,−z) – матрица основного набора «качеств», с помощью включения которых формируется данная ЭЧ.

Для примера приведём несколько вариантов записи:

+++А(+x;+y;+z) = e+(me,J,+e) = позитрон,
где: me – масса электрона, J – спин, +e – положительный единичный заряд;
++−А(+x;+y;−z) = e−(me,J,−e) = электрон,
++0А(+x;+y;−z) = ν+(me,J,0) = электронное нейтрино.

ноль в выражении «++0А» означает не включение параметра z – ни равного 1, ни равного -1 (подробнее см. ниже).

Таким образом, рассматривая ЭЧ, как состоящую из отдельных информации (компонентов +x; +y; −z), мы используем запись ++−А(+x;+y;−z) = e−(me,J,−e) (электрон), а, рассматривая эту же ЭЧ, как участницу реакций с другими частицами (единый организм ++−А), мы используем запись ++−А = e−.

Рассматривая реакции между ЭЧ, как целостными организмами (структурами), используем правило «сложения управляющих матриц»:

[!] состав ЭЧ, образовавшихся в результате реакции, определяется путём сложения их управляющих матриц, так, что каждой получившейся в результате реакции ЭЧ может достаться не более чем по одному элементарному признаку.

Или в математическом виде:

[+++А] + [++−А] = [++0А] + [++0А],

здесь:

поскольку при сложении двух ЭЧ, поименованных в левой части выражения, происходит удвоение «плюсов» (то есть включаемых ими параметров), то это обстоятельство является признаком получения двух одинаковых ЭЧ, каждой из которых достаётся по такому набору включённых признаков, чтобы в составе каждой ЭЧ каждый из признаков не превышал |±1|, а в сумме все признаки ЭЧ правой части выражения не превышали сумму всех признаков ЭЧ левой части выражения;
одноимённые признаки с разными знаками складываются арифметически (1 + 1 = 2 × 1, 1 + (−1) = 0 и т.д.; см. ниже).

Или в матричном виде:

(+x;+y;+z)
+
(+x;+y;-z)
=
(+x;+y;0) + (+x;+y;0); [3]

Или то же в привычном виде для записи реакций ЭЧ:

e+(me,J,+e) + e−(me,J,−e) → ν+(me,J,0) + ν+(me,J,0).

Таким образом, для определения состава «качеств» ЭЧ полученных в результате реакции достаточно сложить управляющие матрицы ЭЧ, участвующих в реакции.
2.1. Таблица реакций

Для того чтобы рассмотреть взаимодействие элементарных частиц разных классов, построим таблицу 2. Назовём её «Таблица реакций».

В крайней верхней строке и крайнем левом столбце располагаются частицы от абсолютно реальной +++А(+x;+y;+z), через промежуточные формы до абсолютно виртуальной −−−А(−x;−y;−z).

Напомним, все восемь классов частиц соответствуют восьми трёхмерным секторам трёх физических параметров, а сумма всех этих частиц по значению указанных параметров равна нулю. То есть взаимодействие полностью комплементарных, таких, как, например, +++А (+x;+y;+z) и −−−А (−x;−y;−z), в сумме даёт 0 (ноль, полная аннигиляция) – из условия задачи.

Однако при этом, взаимодействие других классов частиц даёт другие результаты, отличные от нулевых значений (см. таблицу 2).



Так, при взаимодействии реальной частицы +++А (+x;+y;+z) и частично виртуальной частицы −+−А (−x;+y;−z) получаем частицу 02+0А (0;2+y;0). То есть в этом случае полной аннигиляции двух реагирующих частиц не происходит, а получается физическая аннигиляция, при которой из двух классов ЭЧ получается ЭЧ другого класса с другим набором параметров.

Именно таким образом реализуется многообразие физических частиц нашей экспериментальной системы, которые, не реагируя комплементарно в мгновенном режиме, не позволяют системе «1» мгновенно схлопнуться и превратиться в ноль по всем параметрам.

Собственно физичность нашей экспериментальной системы и заключается в том, что, при сохранении общей «энергии» системы неизменной, ввиду неодновременности аннигилирующих реакций экспериментальная система существует в течение некоего времени. Которое, как не трудно убедиться, ограничено лишь случайными параметрами, воздействующими на последовательность тех или иных реакций аннигиляции.

Продолжение следует
  
#2 | Анатолий »» | 02.10.2018 22:05 | ответ на: #1 ( Анатолий ) »»
  
0
IV. Систематизация элементарных частиц

Зная набор возможных значений выбранных параметров ЭЧ, можем приступить к систематизации – по трём выявленным нами параметрам m, J, e.

Путей реализации этой задачи несколько. Но нам представляется более разумным и наиболее математизированным такой путь, при котором расчётные величины значений параметров ЭЧ формируют матрицу системы, а экспериментальные данные физических опытов и уже достигнутых ядерных реакций позволяют нам её заполнить. При этом одновременно происходит проверка, как правильности построения нашей системы, так и правильности описанных ядерных реакций.

Для этого обратимся к физике элементарных частиц и сравним известные ЭЧ и их взаимодействия с данными таблицы 2. По результатам сопоставлений составим таблицу 3.
1. Реакции электрона и позитрона и продукты этих реакций

Материальный носитель наименьшей массы и наименьшего электрического заряда в природе – электрон. Античастицей по отношению к электрону е− является позитрон е+. Массы (me) и спины (J) позитрона и электрона равны ½, а их электрические заряды (е) и магнитные моменты (mе) равны по абсолютной величине, но противоположны по знаку.

В геометрической системе физических координат запишем:

е−(me;J;−е);

е+(me;J;+е).

Запись электрона в нашей системе координат-параметров соответствует точке ++−А(+x;+y;−z), а запись позитрона – +++А(+x;+y;+z), то есть:

е−(me;J;−е) = ++−А(+x;+y;−z);

е+(me;J;+е) = +++А(+x;+y;+z).

Таким образом, в таблице 3 позитрон соответствует двум точкам, располагающимся в ячейке главной строки 1 и в ячейке главного столбца I. Электрон, соответственно, – 2 и II.


Таблица 3. Геометризированная матрица физических параметров
(для сравнения часть ячеек оставлена не заполненной).

Далее проверим правильность работы таблицы 3.

В некоторых исследованиях предполагается, что в результате аннигиляции электрона и позитрона получаются два ?-кванта (фотона):

e− + e+ → 2γ; [3a]

Но электрон и позитрон – это две частицы, обладающие массой и зарядом, а фотон массой не обладает.

Согласно данным таблицы 3, при столкновении электрона и позитрона их заряды действительно компенсируется («−» + «+» = 0). Однако массы частиц не компенсируются, поскольку не противоположны по значению, а имеют положительную, отличную от нуля величину. Переход масс позитрона и электрона при столкновении в энергию в выражении [3a] не зафиксирован. Поэтому, можем предположить, что описанная реакция не верна.

Верной должна являться такая реакция, в результате которой получится либо одна частица суммарной (двойной) массы, либо несколько частиц, в сумме обладающих массой электрона+позитрона. И, отметим, частицы или частица, полученные в результате столкновения позитрона и электрона, должны также унаследовать суммарное количество движения (две единицы движения).

Согласно таблице 3, в пределах нашей логической модели при столкновении электрона с позитроном должны получиться следующие две частицы:

е−(me;J;−е) + е+(me;J;+е) = [++−А(+x;+y;−z)] + [+++А(+x;+y;+z)][++0А(+x;+y;0)] + [+|−|0А(+x;|−y|;0)].

Поскольку в общем случае ни электрон, ни позитрон не привязаны к сетке наших координат – m, J, e, – то в данном выражении параметры +y и |−y| показывают лишь противоположность по направлению одинакового количества движения вновь образованных ЭЧ. Если мы в описанном столкновении поменяем местами две ЭЧ, то есть испустим их в других направлениях, то получаемые после столкновения частицы обретут те же спины и также разные по модулю. То есть в данном случае значение спина, равное -y, не есть в полном смысле отражение понятия «анти», а лишь вводит корректность в описание реакции ЭЧ (поэтому нами поставлен знак модуля).

Анализируя известные реакции, находим, что действительно, такая реакция, отвечающая выявленным требованиям, известна:

e+ + e− → νe + νe; [3b]

Эта реакция носит название «нейтринная аннигиляция электрон-позитронных пар». Согласно [3b], в результате столкновения электрона и позитрона образуются электронное нейтрино и электронное антинейтрино.

Она, с одной стороны, доказывает правильность нашей системы классификации ЭЧ, а с другой стороны, выявляет существование у нейтрино и антинейтрино ненулевой массы.

Расположим в главной строке и в главном столбце таблицы 3 известные ЭЧ:

+++А(+x;J;+z) = е+(me;J;+e) = позитрон: ячейки (1;0) и (0;I);

++−А(+x;J;−z) = е−(me;J;−e) = электрон: ячейки (2;0) и (0;II).

В ячейках (2;I) и (1;II) таблицы 3 расположим нами полученные продукты реакции электрона и позитрона:

2+2+0А(2+x;2+y;0) = νe(me;J;0) + νe(me;|−J|;0),

где νe и νe – электронное нейтрино и электронное антинейтрино, соответственно.

4.2. Реакции синтеза фотона

Теперь, исходя из этих имеющихся данных, мы можем записать формулу реакции, при которой получаются γ–кванты (фотоны).

Фотоны в таблице 3 располагаются парами в ячейках (1;VI), (2;IV), (4,II), (6;I). Во всех этих четырёх ячейках имеем один вариант записи ЭЧ:

02−0А(0;2y;0) = [γ(0;J;0) + γ(0;J;0)],

Масса фотона равна 0, спин – 1 (J), заряд – 0, поэтому, чтобы набрать два единичных спина и соответствовать записи 02−0А(0;2y;0), необходима пара фотонов.

Зная нахождение фотона в таблице систематизации, мы можем назвать реакции, в результате которых получается фотон. Таких реакций несколько.

В первой из них, согласно таблице 3, должны участвовать известная ЭЧ – позитрон [+++А(+x;J;+z) = е+(me;J;+e)] и неизвестная ЭЧ с координатами −+−А(−x;J;−z) и физическими параметрами (νme;J;−e).

Мы вправе назвать эту ЭЧ виртуальным электроном – νе− – поскольку её параметры соответствуют параметрам фотона: значение массы этой ЭЧ находится в области виртуальных величин по знаку, но по модулю равно массе электрона, а значения спина и заряда соответствуют значениям аналогичных величин электрона.

В другой реакции, приводящей к аналогичному возникновению пары фотонов, должны участвовать известный электрон [++−А(+x;J;−z) = е−(me;J;−e)] и неизвестная частица с координатами −++А(−x;J;z) и физическими параметрами – (νme;J;+e).

Мы вправе назвать эту ЭЧ виртуальным позитроном – νе+ – поскольку значение массы этой ЭЧ находится в области виртуальных величин по знаку и равно массе позитрона по модулю, а значения спина и заряда соответствуют значениям аналогичных величин позитрона.

Таким образом, имеем две реакции получения фотонов:

1) [+++А(+x;+y;+z)] + [−+−А(−x;+y;−z)] → е+(me;J;+e) + νе−(νme;J;−e) → е+ + νе− → 2γ [4]

2) [++−А(+x;+y;−z)] + [−++А(−x;+y;+z)] → е−(me;J;−e) + νе+(νme;J;+e) → е− + νе+ → 2γ [5]

Найденные нами две виртуальные частицы – νе+, виртуальный позитрон и νе−, виртуальный электрон – запишем в соответствующие ячейки таблицы 3 – (4;0), (0;IV) и (6;0), (0;VI) соответственно.

Отметим заметную схожесть реакций [2], [5a] и [5b]:

e− + e+ → 2γ; [2]

е+ + νе− → 2γ; [5a]

е− + νе+ → 2γ; [5b]

Ввиду того, что реакция [2] имеет и другое развитие [3b], в точности отвечающее нашей классификации, можем предположить, что и реакции [5a] и [5b] вполне соответствуют действительности.

В ячейках (3;VIII), (5;VII), (7;V), (8;III) таблицы 3 располагаются ЭЧ, «зеркально» противоположные фотонам. Они имеют спин, равный «−1» – [02−0А(0;2−y;0) = bγ(0;−J;0) + bγ(0;−J;0)]. Назовём их «чёрные фотоны».

Как видно из таблицы 3, чёрные фотоны получаются в результате реакций:

[+−+А(+x;−y;+z)] + [−−−А(−x;−y;−z)] → 2bγ; [6]

[+−−А(+x;−y;−z)] + [−−+А(−x;−y;+z)] → 2bγ; [7]

В реакциях [6] и [7] участвуют четыре типа неизвестных частиц.

При этом частица с параметрами −−−А(−x;−y;−z) является полной противоположностью позитрона (то есть имеет значения всех параметров, прямо противоположные значениям аналогичных параметров позитрона). Реакция этой частицы с позитроном даёт 0:

е+ + [−−−А(−x;−y;−z)] → е+ + [−−−А(νme;νJ;−e)] → е+ + wе− → 0; [8]

Античастицей по отношению к позитрону является электрон. Электрон с двумя виртуальными параметрами назовём – «дважды виртуальный электрон», или «электронный призрак».

По аналогии с [8] рассмотрим реакцию [9]:

е− + [−−+А(−x;−y;+z)] → е− + [−−+А(νme;νJ;+e)] → е− + wе+ → 0; [9].

4.3. Семейство электрических зарядов

Теперь рассмотрим реакцию, в результате которой получается ЭЧ, располагающаяся в ячейке (1;I) таблицы 3 [10]:

е+ + wе+ → 002+А(0;0;2+z) → 2η+; [10]

где η+ – η+-квант статического электричества, имеющий нулевую массу, нулевой спин и единичный положительный заряд – электрический квант-аналог фотона. Из этой же аналогии понимаем сущность спина. Фотон, масса и заряд которого равны нулю, имеет постоянную скорость, равную скорости света.

То есть фотон всегда движется (само движение).

Отсюда η+-квант – это сам положительный заряд.

По аналогии получим [11]:

е− + wе− → 002−А(0;0;2−z) → 2η−; [11]

где η− – η−-квант статического электричества, сам отрицательный заряд.

Пары η+ и η− также получаются и при реакциях других частиц [12] и [13]:

νе+ + [+−+А(+x;−y;+z)] → νе+ + bе+ → 2η+; [12]

νе− + [+−−А(+x;−y;−z)] → νе− + bе− → 2η−; [13]

Эти две частицы – +−+А(+x;−y;+z) и +−−А(+x;−y;−z) – обладают одной общей особенностью – отрицательными спинами. Это означает, что они поглощают количество движения, поэтому мы назовём их «чёрный позитрон» bе+ и «чёрный электрон» bе− соответственно.
4.4. Синтез гравитона

Рассмотрим реакцию [14]:

е+ + bе− → [2+00А(2+x;0;0)] → 2φ; [14]

где φ – φ-квант массы (гравитон), имеющий нулевой спин и единичную массу – гравитационный квант-аналог фотона и заряда.

* * *

Таким образом, мы получили все три кванта всех трёх используемых при описании ЭЧ параметров:

γ+(0;1;0) – фотон,
φ+(1;0;0) – гравитон,
η+(0;0;1) – положительный заряд.

Это означает, что в нашей системе координат найдены три «единичных вектора» γ+, φ+, η+, которыми описываются элементарные физические частицы реального материального сектора.

Указанным трём векторам противоположно направлены другие три единичных вектора: γ−, φ−, η−. С их помощью ЭЧ наделяются отрицательными параметрами (приобретаю отрицательные «качества»).

В частности, рассмотрим некоторые реакции квантов [15] и [16]:

γ+(0;1;0) + φ+(1;0;0) + η−(0;0;-1) → е−(1;1;−1) → γ+ + φ+ + η− → е−; [15]

γ+(0;1;0) + φ+(1;0;0) + η+(0;0;+1) → е+(1;1;+1) → γ+ + φ+ + η+ → е+; [16]

Из выражений [15] [16] видно, что электрон и позитрон – это единично движущиеся ЭЧ, наделённые единичной массой и единичными отрицательным и положительным зарядами соответственно.

Сравним с принятым определением электрона: электрон – материальный носитель наименьшей массы и наименьшего электрического заряда в природе (движение электронов составляет электрический ток).

Как видим, определения электрона (и позитрона), сгенерированное нами и принятое в физике, совпадают, что подтверждает правильность работы наше логической модели.
4.5. Понятие элементарной частицы «резон»

В таблице 3 видим, что в тех ячейках, в которых проставлены «0», находятся не собственно физические нули, описывающие отсутствие чего-либо. В этих ячейках находятся частицы, параметры которых в нашей системе координат – 0,0,0, т.е. 000А(0,0,0).

Назовём эту ЭЧ «резон» – от «лат. начало» + -он, присвоим ей символ – ρ, координаты – (0;0;0).

Резон ρ(0;0;0) имеет значение массы, спина и заряда равные 0. Несмотря на равенство 0 всех его параметров, физически резон – это вполне реальная ЭЧ. Таким образом, получается, что резон обладает набором параметров («качеств»), которые равны нулю, но которые, между тем, представлены и в составе других реально существующих и уже известных ЭЧ.

Физические параметры резона таковы:

резон обладает нулевой массой – как фотон,
резон обладает нулевым спином – как заряд,
резон обладает нулевым зарядом – как нейтрино.

Резон не участвует во взаимодействиях, поскольку:

Fρ…rn2 = [G,j,k,] x {(Kρ000K[0,0,0]) × (…)} =
= [G,j,k,] x {0 x (m,0,0) = 0 + 0 × (0,J,0) = 0 + 0 × (0,0,e) = 0} = 0; [4e]

Проследим некоторые реакции распада резона:

ρ(0;0;0) → е+(1;1;1) + wе−(−1;−1;−1); [a]
ρ(0;0;0) → η+(0;0;1) + η−(0;0;−1); [b]
ρ(0;0;0) → γ+(0;1;0) + γ−(0;−1;0); [c]
ρ(0;0;0) → φ+(1;0;0) + φ−(−1;0;0); [d]
ρ(0;0;0) → δ+(0;1;1) + bδ−(0;−1;−1); [e]
ρ(0;0;0) → δ−(0;1;−1) + bδ+(0;−1;1); [f]
ρ(0;0;0) → χ+(1;0;1) + bχ−(−1;0;−1); [g]
ρ(0;0;0) → χ−(1;0;−1) + bχ+(−1;0;1); [h]
ρ(0;0;0) → ν+(1;1;0) + bν−(−1;−1;0); [i]
ρ(0;0;0) → ν−(1;−1;0) + bν+(−1;1;0); [l] и др.

Обратные реакции представляют реакции синтеза резона. Они управляются известными силами, соответствующими парным взаимодействиям в соответствующих кластерах.

В частности, через пару реакций [с] и [b] можем найти объяснение действию фотодиода, при котором под действием света получается электрический ток, т.е. сначала под действием света происходит разделение зарядов, а потом заряды через сопротивление сливаются, возвращаясь к нулю [17]:

γ+(0;1;0) + γ−(0;−1;0) → ?(0;0;0) > ρ+(0;0;1) + η−(0;0;−1) → ρ(0;0;0); [17]

4.6. Первый подход к систематизации элементарных частиц

Исходя из уже имеющихся данных, можем составить предварительную таблицу периодической классификации ЭЧ (см. таблица 4).



Таблица 4.
Предварительный вариант периодическая таблица ЭЧ
(жирным шрифтом выделены уже известные ЭЧ).

В таблице 4 элементарные частицы сгруппированы по двоичному коду, а также с учётом взаимной попарной оппозиции:

Покоящийся безмассовый и незаряженный резон ρ(0;0;0) противостоит движущемуся позитрону е+(1;1;1), обладающему массой и положительным зарядом;
Статический заряд η+(0;0;1), не привязанный к массе, противостоит незаряженному нейтрино ν+(1;1;0), обладающему движением и массой;
Лишённый массы и заряда, движущийся фотон γ+(0;0;1) противостоит статическому заряду χ+(1;0;1), обладающему массой;
Покоящийся и незаряженный гравитон φ+(1;0;0) противостоит движущемуся и заряженному магнитону δ+(0;1;1), обладающему нулевой массой.

Отметим, что в таблице 4 семь из восьми частиц известны науке (т. е. 87,5%). Что подтверждает правильность построения нашей логической модели, и, следовательно, остальные 12,5% неизвестных ЭЧ, то есть всего одна – резон, можем поставить в разряд ожидаемых и прогнозируемых.

Отметим также, что поименованный нами магнитон (пишется через букву «И» в среднем слоге) имеет расчётные параметры δ+(0;1;1).

Между тем, в физике известна ЭЧ под названием «магнетон» (с буквой «Е» в среднем слоге). Её определение – «магнитный момент атомных систем, в основном обусловлен движением электронов и их спином. Играет роль элементарного магнитного момента – «кванта» магнитного момента электрона».

Другими словами, магнетон является квантом результата движения единично заряженного электрона, и, в то же время, магнетон «оторван» от массы самого электрона и, значит, в единицах наших расчётов магнетон обладает параметрами (0,1,−1). То есть нулевой массой, спином ½, и отрицательным зарядом (единичным зарядом электрона).

Как у любой частицы, у магнетона должна существовать реальная античастица с одним противоположным параметром. В данном случае – основанная на положительном заряде (позитронном заряде) и имеющая значения (0,1,1).

То есть в нашей таблице 4 – это магнитон δ+(0;1;1).

Таким образом, магнетон μ(0,1,−1) есть принятая в физике ЭЧ, являющаяся античастицей по отношению к расчётному магнитону δ+(0;1;1) и своим существованием доказывающая, как существование магнитона, так и в очередной раз подтверждающая справедливость построения нашей логической модели.

Рассмотрим подробнее ситуацию с магнитоном-магнетоном и связанную с ними электромагнитную волну.

Как мы указали выше, μ-квант магнитного момента электрона по определению привязан к движущемуся электрону.

Возможно, это результат теоретической неточности, поскольку в наших измерениях квант электромагнитного поля δ не привязан непосредственно к движению электрона (или позитрона), то есть заряженной частицы, обладающей массой.

Как известно, электромагнитное поле не обладает массой, поэтому все его кванты также не имеют массы.

Квант электромагнитного поля δ в наших расчётах получается при движении (спин ½) кванта заряда (+e). Именно в силу этого заряд η+(0;0;1) при его движении γ+(0;1;0) создаёт квант электромагнитной волны (магнитон) δ+(0;1;1) [18]:

заряд + фотон → квант электромагнитного поля;

η+(0;0;1) + γ+(0;1;0) → δ+(0;1;1); [18]

Квант электромагнитного поля по совокупности входящих в него параметром можно назвать «заряженным фотоном» или «движущимся зарядом». В связи с чем, из выражения [18] становится понятно, почему «заряженный фотон» δ+ ведёт себя, как волна.

Отметим также, что в нашей системе расчётов, если два смежных параметра (единичных вектора) имеют значения, равные 1 и 1 (например, δ+(0;1;1)), то геометрически угол между направлениями действия этих двух параметров равен 90° (см. рис. 1). Поэтому квант электромагнитного поля – магнитон δ+(0;1;1) – своими параметрами показывает о наличии у него двух взаимно-перпендикулярных движений. Известных в физике и означающих то, что движущийся заряд создаёт электрическое и магнитное поля, перпендикулярные друг другу. Это обстоятельство также является очередным подтверждением правильности построения нашей логической модели.

С другой стороны, если два одноимённых параметра комплементарных частиц имеют значения, равные 1 и −1 (например, е+(1;1;1) и е−(1;1;−1)), то угол между этими параметрами равен 180°. Что в физике означает разность потенциалов, которая в случае с электроном и позитроном, обладающими движением (спинами), и в случае наличия проводника, ведёт к возникновению электрического тока:

е+(1;1;1) + е−(1;1;−1)) → 2ν+(1;1;0); [19]

Как видно из выражения [19], единичный электрический ток образуется при нулизации одной электрон-позитронной пары в поток нейтрино.

Для формирования более протяжённого во времени электрического тока (большей мощности и т.п.) требуется увеличение разности потенциалов, то есть:

Nе+(1;1;1) + Nе−(1;1;−1)) → N2ν+(1;1;0); [20]

где N – количество позитронов и электронов, участвующих в формировании электрического тока.

Из выражения [20] видно, что больший электрический ток получается из большего количества вещества. Или из вещества, содержащего большее количество разделяемых зарядов (химические элементы с более высоким порядковым номером в таблице Менделеева).

Из выражения [20], при обратном его прочтении, виден механизм электризации: разделения нейтрино ν+(1;1;0) на положительные и отрицательные заряды [20a]:

N2ν+(1;1;0) → Nе+(1;1;1) + Nе−(1;1;−1)); [20a]

Или словами: при движении разделённых масс (ν+(1;1;0) содержит признак присутствия массы и признак присутствия движения) на одном массивном объекте скапливаются положительные, а на другом – отрицательные заряда, то есть материальные объекты электризуются.

Это явление также известно в физике, и оно в очередной раз подтверждает правильность построения нашей логической модели.
4.7. Гравитон и антигравитон

Гравитон – квант поля тяготения, частица, которая известна в физике, как предполагаемая, но экспериментально пока не обнаруженная. Ей приписывается нулевая масса, отсутствие заряда и спин, равный 2.

Таким образом, гравитон имеет те же параметры, что фотон (спин = 1), только количество движения его в два раза больше, чем у фотона. Это при равенстве остальных двух параметров нулю означает примерно следующее – «движение с удвоенной скоростью света». Последнее утверждение противоречит квантовой теории (ни один объект не может двигаться со скоростью большей скорости света) и нашим расчётам.

Между тем, закон тяготения гласит:


Из выражения [21] видно, что в случае равенства нулю какой-либо из масс, сила гравитации принимает нулевое значение. Отсюда следует, что квант поля тяготения, обусловленного взаимодействием масс, не может иметь массу, равную нулю. Ещё более понятно это становится из аналогии: квант электромагнитного поля – магнитон δ+(0,1,1) – имеет и признак «электро-», и признак «магнитный», то есть набором своих «качеств» говорит о совей принадлежности определяемым этими «качествами» полям.

Из закона Ньютона следует, что поле тяготения – потенциальное поле, то есть его напряжённость g может быть выражена как градиент некоторой скалярной величины j, называемым гравитационным потенциалом:

g = −grad j; [22]

Потенциал поля тяготения частицы массы m может быть записан в виде:


Если задано произвольное распределение плотности вещества в пространстве, r = r(r), то теория потенциала позволяет вычислить гравитационный потенциал j этого распределения, а, следовательно, и напряжённость гравитационного поля g во всём пространстве. Потенциал j определяется как решение уравнения Пуассона:

Δj = 4pGr; [24]

где Δ – оператор Лапласа.

Гравитационный потенциал какого-либо тела или системы тел может быть записан в виде суммы потенциалов частичек, слагающих тело или систему (принцип суперпозиции), то есть в виде интеграла от выражения [23]:


Интегрирование производится по всей массе тела (или системы тел), r – расстояние элемента массы dm от точки, в которой вычисляется потенциал. Выражение [25] является решением уравнения Пуассона [24].

Из сказанного следует, что гравитоном должна являться такая частица, которая при интегрировании слагает взаимодействующие тяготением массы. А это значит, повторим, сама масса гравитона не может равняться нулю.

В нашей системе расчётов любой «профильный» квант обладает единицей своего «профиля». Так, квант заряда обладает единицей заряда. По аналогии и квант тяготения (гравитации) должен обладать единицей гравитации, откуда и название – гравитон – гравитон φ+(1;0;0).

При этом из выражения [21] видно, что поле тяготения проявляется лишь при участии двух и более объектов, обладающих массами, при этом между такими объектами устанавливается разность потенциалов [22]. Следовательно, в системе наших расчётов мы должны иметь два и более варианта квантов гравитации (гравитонов), реализующих это свойство. Так, например, для реализации электрических потенциалов имеем позитрон и электрон – две взаимно-противоположнозаряженные частицы.

Отсюда приходим к пониманию существования антигравитона φ−(1;0;0) – кванта гравитации с отрицательным значением единичной массы. При равенстве нулю двух других параметров (спин и заряд), через которые происходит взаимодействие ЭЧ, элементарные частицы, обладающие массой, взаимодействуют посредством гравитации.

Отметим, ньютоновская теория тяготения позволяет описать с большой точностью обширный круг явлений, в том числе движение естественных и искусственных тел в Солнечной системе, движения в др. системах небесных тел: в двойных звёздах, в звёздных скоплениях, в галактиках.

При этом теория Ньютона предполагает мгновенное распространение тяготения, чем вступает в конфликт со специальной теорией относительности, которая, в свою очередь, утверждает, что никакое взаимодействие не может распространяться со скоростью, превышающей скорость света в вакууме.

Исходя из этого, физики сформировали условия, ограничивающие применимость ньютоновской теории тяготения: так как эта теория, по их мнению, не согласуется со специальной теорией относительности, то её нельзя применять в тех случаях, когда гравитационные поля настолько сильны, что разгоняют движущиеся в них тела до скорости порядка скорости света с. Скорость, до которой разгоняется тело, свободно падающее из бесконечности (предполагается, что там оно имело пренебрежимо малую скорость) до некоторой точки, равна по порядку величины корню квадратному из модуля гравитационного потенциала j в этой точке (на бесконечности j считается равным нулю). Поэтому теорию Ньютона можно применять только в том случае, если

|j| больше - больше c²; [26]

Из сказанного видно, налицо неправильное применение физических характеристик. А именно, имея две точки (массы) в пространстве, мы имеем их гравитационные потенциалы, которые являются скалярной функцией, то есть описывают стационарные координаты этих точек в нашей системе координат.

Вопрос о движении этих частиц возникает только при сообщении им движения. В этом случае идёт последовательное изменение потенциалов и их описывающих координат – изменение идёт во след этому движению.

Таким образом, о поле тяготения нельзя говорить, что оно распространяется «мгновенно». Гравитон φ+(1;0;0) и антигравитон φ−(1;0;0) лишь формируют потенциалы гравитационного поля.

Для того чтобы возникло взаимодействие, в данном случае гравитационное, необходимо, чтобы гравитону и антигравитону было сообщено количество движения (спин). Так, например, как это происходит в случае с зарядами [26]:

[η+(0;0;1) + φ−(0;0;−1)] + 2γ+(0;1;0) → ν+(0;1;1) + ν−(0;1;−1); [26]

Или словами: разноимённым зарядам η+(0;0;1) и η−(0;0;−1) нужно сообщить движение γ+(0;1;0), чтобы получить магнитное поле [δ+(0;1;1) + δ−(0;1;−1)].

По аналогии и гравитационное поле возникает при сообщении гравитонам движения с помощью квантов движения – фотонов γ+(0;1;0) [27]:

[φ+(1;0;0) + φ−(−1;0;0)] + 2γ+(0;1;0) → ν+(1;1;0) + ν−(−1;1;0); [27]

Из выражения [27] следует важный вывод:

[!] гравитационное воздействие осуществляется с помощью электронных нейтрино и антинейтрино и распространяется со скоростью света.

Из выражения [27] видно, что под понятием «мгновенно» следует понимать скорость света, и, следовательно, ньютоновская теория тяготения в этой части не вступает в конфликт со специальной теорией относительности.

По аналогии с [18] гравитон φ+(1;0;0) при его движении γ+(0;1;0) создаёт гравитационную волну, квантом которой является нейтрино ν+(1;1;0):

гравитон + фотон → квант гравитационного поля

φ+(1;0;0) + γ+(0;1;0) → ν+(1;1;0); [28]

Квант гравитационного поля по совокупности входящих в него параметров можно назвать «движущимся гравитоном» или «массивным фотоном». В связи с чем, из выражения [28] становится понятно, почему «массивный фотон» ν+ ведёт себя, как частица. А из [18] понятно, почему «заряженный фотон» δ+ ведёт себя, как волна. Так называемый дуализм фотона, объясняемый нашей логической моделью, служит очередным подтверждением её правильности.

При этом заметим, что на самом деле волновые свойства, приписываемые фотону, всё же реализуются через другую частицу – u-магнитон δ+(0;1;1), а корпускулярные – через электронное нейтрино ν+(1;1;0). Обе эти частицы движутся со скоростью света, то есть со скоростью фотона, что и формирует их ошибочное токование, как различные проявления свойств одного и того же фотона.

Отсюда видно, что движущаяся масса создаёт гравитационное поле, которое распространяется в одной плоскости (а не как, например, электромагнитное в двух взаимно перпендикулярных плоскостях). Заметим, что обычно физики так и представляют гравитационное поле – как некую плоскую «сеть», в которой «плавают» массивные объекты, её же искривляющие.

Другое доказательство нашей правоты состоит в том, что, предполагается, будто бы теория Ньютона неприменима для расчёта траектории света в поле тяготения. Действительно, согласно нашим расчётам, фотон не взаимодействует с полем тяготения, поскольку является его составной частью (входит в состав квантов гравитационного поля – нейтрино).

В совокупности плоский вид гравитационного поля и фотоны, как составляющая его часть, дают нам общее представление о механизме реализации гравитационного поля:

Гравитоны φ+(1;0;0) и антигравитоны φ−(−1;0;0) формируют разность гравитационных потенциалов гравитационного поля.
Сталкиваясь с фотонами, гравитоны и антигравитоны становятся квантами гравитационного поля – нейтрино и антинейтрино, соответственно, – обладающими массой и движущимися со скоростью света. Нейтрино и антинейтрино становятся переносчиками гравитационного воздействия.
При вхождении в контакт гравитона φ+(1;0;0) и антинейтрино ν−(−1;1;0), а также антигравитона φ−(−1;0;0) и нейтрино ν+(1;1;0), гравитационные заряды аннигилируются (как в случае замыкания электрического заряда «плюс» на заряд «минус»), и получаются по два фотона γ+(0;1;0) в обоих случаях (излучение света).

Однако плоский вид гравитационное поле имеет только в принятых в нашей модели – m, J, e – координатах. Если мы перейдём к обычной трёхмерной системе координат x, y, z (плюс время), в которой масса есть производная трёх параметров x, y, z, то выраженная через x, y, z масса будет означать трёхмерное её распределение в объёме (потенциалы), а время, как производная скорости, обозначит распространение гравитационного поля. Гравитационная волна в таком представлении примет вид сферической волны.

Поскольку распространение массы в объёме есть плотность, то гравитационная волна есть изменение плотности. Отсюда приходим к пониманию, что массивные объекты есть «сгустки» гравитационного поля (то есть плотности), поэтому они сами и являются «искривлениями» гравитационного поля, вблизи которых наблюдается изменение траектории света.

Самой важной особенностью поля тяготения (гравитационного поля), известной и в ньютоновской теории, и в общей теории относительности, является то, что тяготение совершенно одинаково действует на разные тела, сообщая им одинаковые ускорения независимо от их массы, химического состава и др. свойств. Факт, установленный опытным путём ещё Г. Галилеем, сформулирован как принцип строгой пропорциональности гравитационной массы mT, определяющей взаимодействие тела с полем тяготения (входящей в закон первый закон Ньютона), и инертной массы mИ, определяющей сопротивление тела действующей на него силе и входящей во второй закон Ньютона. Действительно, уравнение движения тела в поле тяготения записывается в виде:

mИа = F = mTg; [29]

где а – ускорение, приобретаемое телом под действием напряжённости гравитационного поля g. Если mИ пропорциональна mТ и коэффициент пропорциональности одинаков для любых тел, то можно выбрать единицы измерения так, что этот коэффициент станет равен единице, mИ = mТ; тогда они сокращаются в уравнении [29], и ускорение а не зависит от массы и равно напряжённости g поля тяготения, а = g, в согласии с законом Галилея.

Отсюда (и с учётом [4]) сделаем три важных заключения:

Первое – количество движения (γ+(0;1;0) в составе ускорения) не зависит от массы (φ+(1;0;0)),
Второе – магнитный (и электрический) заряд (χ+(0;1;1) в составе магнитной напряжённости) не зависит от массы (φ+(1;0;0)),
Третье – масса (φ+(1;0;0)) не зависит ни от количества движения (γ+(0;1;0)), ни от магнитного (и электрического) заряда (χ+(0;1;1)).

То есть элементарные частицы, состоящие из «качеств», несомых взаимно перекрещивающимися единичными векторами, не зависят друг от друга. Этот вывод в очередной раз подтверждает правильность логики наших рассуждений и правильность выбранной системы измерений ЭЧ – m, J, e.
4.8. Сильный принцип эквивалентности

В свете наших рассуждений следует остановиться на обсуждении т.н. «сильного принципа эквивалентности», введённого А. Эйнштейном.

Суть его такова. Поскольку, если их начальные скорости были одинаковыми, тела разной массы и природы движутся в заданном гравитационном поле совершенно одинаково. В этом факте А. Эйнштейн усмотрел «глубокую аналогию» между движением тел в гравитационном поле и движением тел в его отсутствие, но относительно ускоренной системы отсчёта.

Так, по его мнению, в отсутствие поля тяготения тела разной массы движутся по инерции прямолинейно и равномерно. Если наблюдать эти тела, например, из кабины космического корабля, который движется вне гравитационных полей с постоянным ускорением за счёт работы двигателя, то, естественно, по отношению к кабине все тела будут двигаться с постоянным ускорением, равным по величине и противоположным по направлению ускорению корабля. Движение тел будет таким же, как падение с одинаковым ускорением в постоянном однородном гравитационном поле.

Силы инерции, действующие в космическом корабле, летящем с ускорением, равным ускорению свободного падения на поверхности Земли, неотличимы от сил гравитации, действующих в истинном гравитационном поле в корабле, стоящем на поверхности Земли. Следовательно, силы инерции в ускоренной системе отсчёта (связанной с космическим кораблём) эквивалентны гравитационному полю.

Именно этот факт выражается принципом эквивалентности Эйнштейна. Согласно этому принципу, можно осуществить и процедуру обратную описанной выше имитации гравитационного поля ускоренной системой отсчёта, а именно, можно «уничтожить» в данной точке истинное гравитационное поле введением системы отсчёта, движущейся с ускорением свободного падения.

Сам же «сильный принцип эквивалентности» заключается в следующем: Эйнштейн предположил, что не только механическое движение, но и вообще все физические процессы в истинном гравитационном поле, с одной стороны, и в ускоренной системе в отсутствие гравитационного поля, с другой стороны, протекают по одинаковым законам.

Если совместить систему отсчёта с кораблём, то относительно неё до начала работы двигателей он имел количество движения, равное 0. При включении двигателей масса корабля начала разделяться – на ту, что остаётся в корабле, и ту, что улетает в космос в виде реактивной струи (принцип реактивной тяги, третий закон Ньютона).

mкaк = mгaг;

где mк – масса корабля за вычетом отделившихся газов, aк – ускорение корабля, mг – масса отделившихся газов, aг – ускорение газов.

Формула работает только в пределах времени, в течение которого вся масса топлива отделится от корабля. После израсходования топлива ускорение прекратится. Но при этом система отсчёта, выбранная Эйнштейном, останется совпадающей с кораблём. Отсюда следует, что формирование ускорения напрямую связано с отделяющейся массой, потеря которой рождает движение.

Улетающие в открытое пространство горячие газы остывают.

Противоположность этому заключена в соединении масс, двигающихся с противоположно направленными ускорениями (скоростями):

mкaк − mгaг = 0;

В этом случае, со стороны наблюдателя, находящегося на корабле, на него будут падать холодные, но раскаляющиеся при падении, газы реактивной струи. Со стороны наблюдателя, находящегося на газах, на него будет падать корабль, вызывая разогрев газов. А со стороны наблюдателя, находящего между газами и кораблём, на него будут падать оба объекта, один из которых – газы – заметно нагревается при этом.

Рассмотренное нами выше существо гравитационного поля, как проявления перераспределения плотности массы, обнаруживает следующее: гравитационное поле возникает вследствие образования гравитационных потенциалов, между которыми происходит гравитационный ток, приводящий ко взаимному движению гравитационных объектов навстречу друг к другу и, как следствие, изменению (уменьшению) расстояния между ними, к ускоренному движению. В этом случае ускорение (называемое ускорением свободного падения) отражает гиперболическое воздействие изменения расстояния между гравитирующими объектами, и поэтому оно, естественно, равно постоянной величине. После соединения гравитирующих масс гравитационный ток прекращается (движение прекращается).

В случае с космическим кораблём работает та же схема. Отделяемые газы корабля могут отделяться только в то пространство, в котором гравитационный потенциал ниже потенциала газов (то есть плотность и давление ниже давления плотных газов). И корабль может лететь только в ту область пространства, в которой гравитационный потенциал ниже потенциала корабля (плотность вещества ниже давящей плотности корабля). При соблюдении разности гравитационных потенциалов гравитационный ток присутствует, при выравнивании потенциалов – прекращается.

Таким образом, в обоих случаях мы наблюдаем изменение гравитационных потенциалов: в одном случае – за счёт направленного навстречу друг другу движения гравитирующих масс; в другом – за счёт направленного в противоположные стороны движения гравитирующих масс.

В рассматриваемом нами мире ЭЧ сказанное выражается следующим образом. При гравитационном взаимодействии одну частицу мы рассматриваем как покоящуюся – φ+(1;0;0), а другую – как движущуюся ей навстречу и обладающую такой же массой – ν+(1;1;0), поэтому при их реакции имеем:

φ+(1;0;0) + ν+(1;1;0) → φ+(1;0;0) + φ+(1;0;0) + γ+(0;1;0) → 2φ+(1;0;0) γ+(0;1;0); [30a]

То есть образуются два гравитона (то есть объединённая покоящаяся масса) и высвобождается квант движения (фотонное излучение). Известно, что при столкновении или торможении тела останавливаются, и выделяется энергия.

При разделении масс имеем:

φ+(1;0;0) + [φ+(1;0;0)] + φ+(0;1;0)] → φ+(1;0;0) + γ+(1;1;0); [30b]

В левой части выражения присутствие кванта движения в примере с ракетой символизирует внутреннюю температуру горячих газов. Эта температура (внутренняя энергия) через давление трансформируется в скорость (количество движения молекул газа), которое, при перенесении системы отсчёта на ракету, «слипается» с отделившейся массой (ν+(1;1;0) в правой части [30b]).

Введением в выражение [30b] третьего гравитона мы раскрываем связь гравитационной mТ и инертной mИ масс:

φ+1(1;0;0) + [φ+2(1;0;0) + γ+(0;1;0)] + φ+3(1;0;0) → φ+1(1;0;0) + [ν+(1;1;0) + φ+3(1;0;0)]; [30c]

То есть при такой группировке членов в правой части выражения [30c] взаимному гравитационному воздействию подвергаются нейтрино и третий гравитон. Первый гравитон не участвует в гравитационном воздействии. В примере с ракетой гравитационное воздействие вызвано отделяющейся частью масс (горячими газами) и наблюдателем, находящимся внутри корабля.

Поэтому наблюдатель вследствие этого гравитационного воздействия приобретает движение, направленное в сторону отделения горячих газов, а, следовательно, его движение относительно корабля также приобретает противоположное направление. В силу чего наблюдатель, если бы его не удерживал пол, также начал бы отделяться от корабля, формируя потерю системой корабль-наблюдатель массы в виде наблюдателя. Что привело бы к ещё большему ускорению корабля. Поэтому, чем больше отделившаяся масса, тем больше количество движения получит оставшаяся часть корабля. То есть

Nφ+1(1;0;0) + [Mφ+2(1;0;0) + Kγ+(0;1;0)] + Lφ+3(1;0;0); [30d]

где N, M, L – количество гравитонов «корабля», «газов» и «наблюдателя», соответственно; K – количество квантов движения (внутренней энергии).

Поскольку, как мы выяснили выше, распространение гравитационного поля происходит со скоростью света, то есть с конечной скоростью, то процесс рекомбинации гравитонов с фотонами происходит с затратой времени. Чем больше затрачено времени на процесс, тем большее количество гравитонов приобрело движение, тем больше скорость «корабля». Процесс дополнительного образования двигающихся гравитонов тоже происходит с затратой времени и является ускорением:

a = ΔV / Δt

где а – ускорение, ΔV – приращение скорости, Δt – промежуток времени.

Следует отметить, что при разделении масс оставшаяся часть тела получит скорость, тем более близкую по величине к скорости света, чем большая часть массы отделится от тела. В итоге если любая система отделится так, что останется один «квант» тела, летящий со скоростью света, то этим квантом будет нейтрино. Но если это нейтрино потеряет последний оставшийся у него квант массы, то останется только один фотон, то есть свет (излучение).

Учитывая, что, предположительно, масса гравитона равна массе электрона и равна me = 0,9109534(47)×10-30 кг, получим: тело массой в 1 кг состоит из 1,09775×1030 гравитонов. Следовательно, и число фотонов, которыми придаётся движение, должно составлять эту же величину.

Энергия некоторых фотонов равна порядку 1Мэв (некоторых – порядку 1Кэв). При этом 1эв = 1,60219×10-19 Дж. То есть суммарная энергия, сокрытая в 1 кг гравитирующего вещества, равна 1,60219×10-13 × 1,09775×1030 = 1,7588×1017 Дж.

К этой, расчётной величине близка по объёму (но, естественно, меньше – на три порядка, т.е. на 10-3) ядерная энергия, выделяющаяся в 1 акте реакции деления 235U под действием нейтронов, – 7,8×1014 Дж, из них около 5,6% уносит в мировое пространство именно нейтрино. Это и есть та отделяемая от тела и двигающаяся со скоростью света масса.

Присутствие в числе продуктов ядерного распада нейтрино ν+(1;1;0) само по себе в очередной раз подтверждает наши предположения и тем более подтверждает, что оно осуществляет перенос массы вещества в результате гравитационного воздействия.
4.9. Токи

Из сказанного выше видно, что потенциалы формируются за счёт разности направлений единичных векторов одноимённых параметров:

η+(0;0;1) и ?η−(0;0;−1) – статических электрических зарядов,
φ+(1;0;0) и φ−(−1;0;0) – статических гравитационных зарядов.

Отметим, что из двух видов потенциалов – электрического и гравитационного – оба известны как потенциалы электростатического и гравитационного полей, соответственно (об электромагнитной и гравитационной аналогии см., например, [Heaviside O.A., 1983]).

Токи первого порядка (или «лёгкие токи») формируются за счёт сообщения количества движения элементарным частицам, составляющим потенциальные пары:

[η+(0;0;1) + η−(0;0;−1)] + 2γ+(0;1;0) → δ+(0;1;1) + δ−(0;1;−1) → магнитный ток; [31a]

[η+(0;0;1) + η−(0;0;−1)] + 2γ−(0;−1;0) → bδ+(0;−1;1) + bδ−(0;−1;−1) → чёрный магнит. ток; [31b]

[φ+(1;0;0) и φ−(−1;0;0)] + 2γ+(0;1;0) > ν+(1;1;0) + ν−(−1;1;0) → гравитационный ток; [32a]

[φ+(1;0;0) и φ−(−1;0;0)] + 2γ−(0;−1;0) → bν+(1;−1;0) + bν−(−1;−1;0) → чёрный гравит. ток; [32b]

Из этих четырёх видов токов первого порядка известны два – магнитный [31a] и гравитационный [32a] (см., например, [Попов И.Ф., 2002; Меркулов В.И., 2007]) – как функции магнитного и гравитационного полей, соответственно. Эти токи – постоянные, то есть движутся в одном направлении. После соприкосновения соответствующих зарядов прекращаются.

Два других тока – чёрный магнитный ток и чёрный гравитационный ток – расчётные (гипотетические), предсказываемые выстраиваемой нами логической моделью. Они формируют обратные постоянные, то есть компенсационные токи – магнитный [31a] и гравитационный [32a].

При совместном существовании комплементарных токов – [31a] и [31b], [32a] и [32b] – формируются переменные магнитный и гравитационный токи. По механизму действия схожи с переменным электрическим током: если магнитный (гравитационный) ток – это возрастающие четверть-периоды колебаний, то соответствующий ему чёрный магнитный (гравитационный) ток – это убывающие четверть-периоды.

Сила взаимодействия в лёгких токах равна 2F:

Fr² = [G,j,k,] × {(Kφ+00K[m,0,0]) × (Kφ−00K[−m,0,0]) × 2(Kγ0+0K[0,1,0])} =

= [G,j,k,] × {φ+(m,0,0) × φ−(−m,0,0) × 2γ+(0,J,0)} →

[G,j,k,] × {ν+(m,J,0) × ν−(−m,J,0)} = 2F.

Токи второго порядка (или «тяжёлые токи») формируются за счёт сообщения недостающего третьего параметра токам первого порядка. Токи второго порядка подразделяются на две группы:

I группа:

[δ+(0;1;1) + δ−(0;1;−1)] + 2φ+(1;0;0) → e+(1;1;1) + e−(1;1;−1) → электрический ток; [33a]

[bδ+(0;−1;1) + bδ−(0;−1;−1)] + 2φ+(1;0;0) → be+(1;−1;1) + be−(1;−1;−1) → чёрн. электр. ток; [33b]

[δ+(0;1;1) + δ−(0;1;−1)] + 2φ−(−1;0;0) → νe+(−1;1;1) + νe−(−1;1;−1) → вирт. электр. ток; [34a]

[bδ+(0;−1;1) + bδ−(0;−1;−1)] + 2φ−(−1;0;0) → we+(−1;−1;1) + we−(−1;−1;−1) → призр. эл. ток; [34b]

II группа:

[ν+(1;1;0) + ν−(−1;1;0)] + 2η+(0;0;1) → e+(1;1;1) + νe+(−1;1;1) → позитронный ток; [35a]

[bν+(1;−1;0) + bν−(−1;−1;0)] + 2η+(0;0;1) → be+(1;−1;1) + we+(−1;−1;1) → чер.−приз. поз. т.; [35b]

[ν+(1;1;0) + ν−(−1;1;0)] + 2η−(0;0;−1) → e−(1;1;−1) + ve−(−1;1;−1) → электронный ток; [36a]

[bν+(1;−1;0) + bν−(−1;−1;0)] + 2η−(0;0;−1) → be−(1;−1;−1) + we−(−1;−1;−1) → чер.−приз. эл. т.; [36b]

Токи I и II групп различаются между собой по методу их формирования.

Токи I группы получаются путём воздействия магнитного поля (и его спектра) на покоящуюся массу. Токи II группы получаются путём воздействия гравитационного поля (и его спектра) на статические заряды.

Из представленных четырёх токов I группы известен постоянный электрический ток [33a]. Но при этом отметим, что, по нашим предположениям, комплементарная пара постоянных токов – электрический [33a] (ЭТ) и чёрный электрический [33b] (ЧЭТ) – совместно формируют переменный электрический ток.

Сила взаимодействия в тяжёлых токах равна 3F.

Согласно современным представлениям, под переменным электрическим током понимают периодический ток, в котором среднее значение за период силы тока и напряжения равно нулю. Сила тока (I), скалярная характеристика электрического тока; равна отношению заряда Δq, переносимого через поперечное сечение проводника за интервал времени Δt, к этому интервалу времени: I = Δq/Δt.

В нашем случае за один период происходит следующая смена токов:

ЭТ → ЧЭТ → ЭТ → ЧЭТ.

При этом сумма токов равна:

[e+(1;1;1) + e−(1;1;−1)] + [be+(1;−1;1) + be−(1;−1;−1)] +

+ [e+(1;1;1) + e−(1;1;−1)] + [be+(1;−1;1) + be−(1;−1;−1)]

[e+(1;1;1) + be+(1;−1;1)] + [e−(1;1;−1) + be−(1;−1;−1)] +

+ [e+(1;1;1) + be+(1;−1;1)] + [e−(1;1;−1) + be−(1;−1;−1)]

→ χ+(1;0;1) + χ−(1;0;−1) + χ+(1;0;1) + χ−(1;0;−1) →

→ 2χ+(1;0;1) + 2χ−(1;0;−1) → 4φ+(1;0;0); [37]

Таким образом, из выражения [37] видно, что

I = Δq / Δt = Δ[4φ+(1;0;0)] / Δt = 0; [38]

Из представленных четырёх токов II группы известен постоянный позитронный ток [35a]. В частности, Институт ядерной физики им. Будкера разработал Электрон-позитронный накопитель ВЭПП-3, одной из характеристик которого является «максимальный накопленный (и ускоренный) позитронный ток около 50 мА» [Институт ядерной физики].

В совокупности выражения [35a] [35b] описывают переменный позитронный ток.

Электронный ток [36a] также известен и уже применяется в физике (см., например, [Акимов П.И., Богословская А.Б., 2002]), разработаны биполярные или анодно-плазменные системы со встречным электронному потоком ионов (не позитронов!), эмитированных с границы анодной плазмы и компенсирующих пространственный заряд электронного пучка.

В совокупности выражения [36a] [36b] описывают переменный электронный ток.

Таким образом, из восьми постоянных токов I и II групп современной физике известны три (37,5%), а, если учесть их связанность с комплементарными постоянными токами в составе соответствующих переменных токов, то из четырёх попарно-переменных токов известны три (75%).

Таким образом, подытожим: токи формируются посредством движения заряженной (электрический, электронный, позитронный и др. токи) или незаряженной (гравитационный ток) массы.
4.10. Малая матрица квантов зарядов элементарных частиц

Суммируя сказанное выше, можем составить малую матрицу зарядов ЭЧ (таблица 5), которая отражает формирование из единичных векторов – квантов гравитационного, электрического зарядов и кванта движения – составных частиц, содержащих в своей структуре по два элементарных «качества», но, в свою очередь, являющихся квантами соответствующих полей.


Таблица 5.
Малая матрица квантов зарядов ЭЧ
(жирным текстом выделены известные ЭЧ).

При реакции фотона и заряда получается u-магнитон δ+(0;1;1), то есть «заряженный фотон» или «движущийся заряд». Последний, как известно, и создаёт магнитное поле.

При реакции заряда и гравитона получается конденсон χ+(1;0;1), то есть гравитон, впитавший заряд, или заряд «осевший» на массу. Последнее является конденсированием заряда (название «конденсон» фигурирует в научной литературе, см. например, [Физика твердого тела, 1998; Иванов А.И., Пономарев О.А., 1977]).

При реакции фотона с гравитоном получается нейтрино ν(1;1;0), то есть движущийся гравитон, или масса в движении, что одно и то же. Эта частица также открыта.

Каковы характеристики гравитона? Гравитон – холодная частица. То есть гравитон – это покоящаяся масса, не колеблющаяся и не вращающаяся. При этом она ещё и не несёт никакого заряда. Конденсон отличается от гравитона только тем, что он несёт электрический заряд.

Таким образом:

заряд + фотон дают в сумме магнитон – квант магнитного поля,
фотон + гравитон дают в сумме нейтрино – квант гравитационного поля,
гравитон + заряд дают в сумме конденсон – квант электростатического поля.

Как видно из таблицы 5, все, указанные в ней ЭЧ известны науке (100%). Все три поля, кванты которых получаются из таблицы 5, также известны науке (100%).

Таким образом, мы очередной раз получаем полное подтверждение выстраиваемой логической модели.

Из таблицы 5 мы можем также познать природу отталкивания одноимённых зарядов – два заряда η(0;0;1) и η(0;0;1) не могут сформировать частицу, которая бы унаследовала их «единичные» параметры, поскольку ячейки, в которых проставляются единицы заряда, у обоих зарядов заняты. В одной и той же точке пространства не могут одновременно находиться две абсолютно одинаковые частицы.
4.11. Выводы

Из сказанного в главе 4 можем сделать следующие выводы:

Выбранный нами геометрический способ моделирования ЭЧ по трём физическим параметрам m, J, e показал свою полную состоятельность.
Подтверждение результатов, получаемых моделированием, данными опытных исследований по отдельным категориям ЭЧ достигает 100%.
В качестве параметров для систематизации ЭЧ выбранные физические смыслы m, J, e на рассмотренном уровне полностью удовлетворяют требованиям систематизации.


Ссылки по теме:

Академик С.А. Редкозубов, академик А.А. Тюняев. «Математический аппарат Организмики».
Академик А.А Тюняев. «Основы теории организмического управления», «Organizmica», № 4, 2005, стр. 2-8.
В.Ф. Дмитриев. «Эволюция парадигмы физики», «Organizmica», № 4 [8], 2006, стр. 12 – 13.
А.А. Тюняев, В.Ф. Дмитриев. «Организмический подход в физике», «Organizmica», № 7, 2006, стр. 2-7.
В.Ф. Дмитриев. «Физический носитель информационной формы движения материи», «Organizmica», 2006, № 6.
А.А. Тюняев. «Температура», Цикл статей. 18.04.05 г.
Академик А.А. Тюняев. «Организмы в Организмике», «Organizmica», № 4 [8], 2006, стр. 2 – 11.
Академик В.Ф. Дмитриев. «Информационная теория чёрных дыр».
Академик В.Ф. Дмитриев. «Фундаментальные частицы как информационные образы».
  
#3 | Анатолий »» | 03.10.2018 22:05
  
0
С этой , довольно экстравагантной таблицы открыта тема о периодической системе элементарных частиц.
Их довольно не мало. Только отвечают ли они истине? Очень сомнительно. Все это пока только гипотезы.

Стройность периодической системы Менделеева, ее научно доказанная справедливость очень далека от предлагаемых всевозможных таблиц элементарных частиц.

Но так или иначе всегда с чего то начиналось. Мы в окружении Терра Инкогнито. И все ложные пути, все равно проявят не ложный путь.
Отрицание отрицания - таков путь развития.



.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© decoder.ru 2003 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU