Доноры органов всё ещё живы во время извлечения органов для трансплантации




Мы решили перевести и опубликовать эту статью, чтобы показать, как далеко может зайти медицина, когда во главе угла стоит прибыль. Здесь описывается ситуация с индустрией донорства органов в США. (примечание МедАльтернативы.инфо)

До 1968-го года человек считался скончавшимся только после того, как его дыхание и сердцебиение прекращалось на определённый период времени. Нынешнего термина «смерть мозга» просто не существовало.

Когда хирурги осознали, что у них есть возможность брать органы у явно «близкого к смерти» человека и пересадить их другому пациенту, ради продления его жизни, они открыли своеобразный ящик Пандоры.

Сначала, путём проб и ошибок, они обнаружили, что невозможно проводить подобные чудодейственные хирургические операции по пересадке органов от по-настоящему мёртвого тела, даже если кровообращение прекратилось всего несколько минут назад, поскольку необратимые изменения в органах начинаются спустя очень короткий период времени после остановки кровообращения.

И тогда, чтобы оправдать свои экспериментальные методики, возникла необходимость в неком решении, в результате чего и возник термин «смерть мозга».
Предпринимается немало усилий, чтобы добраться до ваших органов

Чтобы орган был пригоден для трансплантации, он должен быть здоровым и взят у живого человека

Как только донорство после смерти мозга (ДСМ) или донорство после остановки сердца (ДОС) подтверждено и получено разрешение у потерянных от горя родственников, «донор органов» часто подвергается нескольким часам, а то и дням мучительных процедур, применяемых для сохранения тела-контейнера с «запчастями». «Донор органов» вынужден выносить исключительно болезненные и бесконечные химические процедуры при подготовке к извлечению органов. «Донор», в прямом смысле слова, становится складом органов ради единственной цели их сохранения до момента, пока не найден совместимый пациент, которому необходима пересадка.

Донорство после прекращения кровообращения (ДПК) разрешается к исполнению на неврологически здоровых донорах, не подпадающих под критерии неврологической смерти или смерти мозга до остановки кровообращения. Данные условия связаны с самыми противоречивыми случаями, связанными с донорством, ожидаемыми при обязательном применения ДПК при неотвратимой смерти или смерти от сердечного приступа в больницах на всей территории США.
Правда о жутких процедурах и СМЕРТИ «ДОНОРА»

При извлечении органа пациенту даётся парализующее средство, анестезия не применяется! Удаление нескольких органов, в среднем, требует 3-4-часовой операции, во время которой сердце продолжает биться, кровяное давление остаётся в норме, и дыхание не прекращается, поскольку пациент подключен к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Органы вырезаются, и затем останавливается сердце, за момент до его извлечения.

Хорошо задокументирован факт, что частота сердцебиения и кровяное давление возрастает, когда делается надрез. Это – та же самая реакция, которую часто наблюдает анестезиолог, когда обезболивающее не действует. А, как было сказано выше, доноры органов не подвергаются анестезии.

Растёт число медсестёр и анестезиологов, протестующих против подобной практики, после наблюдения за поведением предполагаемого «трупа». Его движения иногда настолько неистовы, что делает невозможным продолжить извлечение органов. В результате их собственного опыта и свидетельств коллег, многие медики отказываются работать в данной сфере.

Больницы Нью-Йорка повседневно «собирают урожай» органов у пациентов даже до того, как они окончательно умерли, как заявляется в одном из судебных исков. В нём Нью-Йоркская Сеть Доноров Органов обвиняется в принуждении докторов к признанию смерти мозга пациентов, когда они всё ещё живы. Истец Патрик МакМахон, 50-ти лет, считает, что один из пяти пациентов продолжает проявлять признаки мозговой активности, когда хирурги объявляют его скончавшимся и начинают вырезать органы.

«Они строят из себя Бога», – заявил МакМахон, бывший координатор трансплантации, сказав, что был уволен спустя всего 4 месяца после вступления в эту должность, за разглашение подобной практики. По его словам, донорская сеть делает «миллионы и миллионы», продавая органы больницам и страховым компаниям для трансплантации.

«Сердца, лёгкие, почки, суставы, кости, кожа, кишки, клапаны, глаза – это всё – огромные деньги»

Боевой ветеран Воздушных Сил и бывшая медсестра добавляют, что ограниченные в средствах больницы склонны торопиться признавать смерть мозга у пациента, поскольку это освобождает лишнее койко-место.

В данном судебном иске, поданном в Верховный Суд Манхэттена в 2012-м году, цитируются слова 19-летней жертвы автокатастрофы, продолжавшей дышать и проявлять признаки мозговой активности, когда доктора дали зелёный свет на извлечение органов из его тела.

Представители Донорской Сети, включая директора Майкла Голдстейна, как предполагается, принуждали сотрудников Медицинского Центра Института Нассау к признанию подростка мёртвым, утверждая во время селекторного совещания – «Парень мёртв, ясно вам или нет?». Но МакМахон сказал, что был уверен, что девятнадцатилетний парень способен выкарабкаться.

В иске цитируются ещё три случая с пациентами, продолжавшими цепляться за жизнь, когда доктора выписывали «уведомление» – официальное заявление больницы, что у пациента наступила смерть мозга, которое, как и согласие ближайшего родственника, требуется для начала процедуры по трансплантации.

В иске говорится, что один из пациентов был госпитализирован в больницу «Кингс Каунти» в Бруклине, месяц спустя, опять же демонстрируя мозговую активность. В иске указано, что Мак Махон протестовал, но был проигнорирован сотрудниками больницы и Донорской Сети, пациента объявили мёртвым и разобрали на органы.

В ноябре 2011-го года, у женщины, доставленной в больницу Университета Стейтен Айленда после передозировки наркотиками, была признана смерть мозга, и её органы уже собирались извлекать, когда МакМахон заметил, что ей ввели «парализующий анестетик», поскольку её тело продолжало дёргаться.

«У неё ещё присутствовала мозговая активность, когда они начали вскрывать её тело на операционном столе», – сказал МакМахон сайту MailOnline. «Ей ввели парализатор, хотя нет смысла вводить парализатор мёртвому человеку».

МакМахон сказал, что заявил об этом врачу, который ввёл ей препарат, и тот не сразу нашёлся, что ответить.

«Наконец, он сказал, что ему приказали это сделать, поскольку, когда они начали вскрывать грудную клетку, она дёргалась, и её грудь мешала операции. А парализатор только парализует, он не уменьшает боль», – заявил МакМахон.

МакМахон добавил, что хирурги вырезали всё, что могли. «Они извлекли глаза, суставы. Я видел всё это, пока спорил с врачами. Они вставили пластиковые кости вместо настоящих».

Согласно иску, когда МакМахон продолжил задавать вопросы по поводу этого возмутительного случая, другой сотрудник Донорской Сети заявил персоналу больницы, что тот – «неквалифицированный смутьян, постоянно вмешивающийся с пустяковыми вопросами».

МакМахон добавил, что члены персонала, извлёкшие за год наибольшее количество органов, получают премии к Рождеству. «Если врачи работают, выдавая на-гора много органов для трансплантации, в декабре им положен денежный бонус», – заявил он.

Упомянутый выше ветеран, работавший в Донорской Сети с июля по ноябрь, сказал, что около 30-40 членов персонала разъезжают по больницам в попытках получить подписи родственников на донорство.

Средние цены на транспланты в США: сердце – 1 млн. долларов, оба лёгких – 800 тыс. долларов, печень – 850 тыс. долларов, почка – 275 тыс. долларов.

Более 123-х тысяч людей состоят в списках на трансплантацию в Соединённых Штатах, 100 тысяч из которых ждут новые почки. Однако необходимость в здоровых органах далеко превосходит количество донорских органов. За прошлый год было проведено лишь 28 тысяч операций по трансплантации, согласно данным Сети по Обеспечению Органами для Трансплантации США по всей стране за 2014-й год.

Поскольку доноры часто ещё живы, когда из них извлекаются органы, медицинское сообщество не должно требовать, чтобы доноры были объявлены скончавшимися, но принять более «честные» нравственные критерии, позволяющие изъятие органов у «умирающих» или «серьёзно раненных» пациентов, при соответствующем согласии, как заявили три ведущих эксперта.

Подобный подход, по их словам, помог бы избежать «псевдо-объективных» заявлений, что донор «действительно мёртв», что обычно основано на чисто идеологических определениях смерти, предназначенных для расширения количества донорских органов, и позволил бы врачам, извлекающим эти органы, быть более честными перед публикой и обеспечить уверенность, что доноры не чувствуют боли во время операции.

Эти жуткие комментарии были высказаны доктором Нилом Лазаром, директором медико-хирургического отделения интенсивной терапии Главной Больницы Торонто, доктором Максвеллом Дж. Смитом Университета Торонто и Давидом Родригесом-Ариасом Университета Паис-Васко в Испании, на Американской конференции по биоэтике в октябре в Торонто и опубликованы в недавней статье в Американском Журнале Биоэтики.

«Поскольку присутствует общее допущение, что скончавшимся пациентам нельзя причинить вреда, «правило мёртвого донора» ведёт к опасному заблуждению», – пишут они.

«В конечном счёте, для защиты и уважения потенциальных доноров важно не подписание уведомления о смерти, а, скорее, уверенность, что им не придётся страдать и гарантия, что их независимость уважается».

Вместо так называемого Правила Мёртвого Донора (ПДД) авторы предлагают «защиту доноров от вреда» (то есть, получение анестезии, чтобы не чувствовать боль во время операции по извлечению органов), необходимость получения информированного согласия, и заявляют, что общество «должно быть полностью информировано об исходно спорной природе любого критерия регистрации смерти пациента».

Данные специалисты отмечают, что выработка критериев так называемой «смерти мозга», которая часто используется при регистрации смерти перед извлечением органов для трансплантации, была «идеологической стратегией», направленной на увеличение донорского резерва, оказавшейся «эмпирически и теоретически неверной». Они также критикуют недавние попытки создать новые, ещё более свободные определения смерти, такие как смерть по причине прекращения кровообращения, которое, по их словам, является лишь «предлогом» объявить пациента мёртвым, чтобы получить его органы.

Благодаря интервью, взятому в 2013-м году у доктора Пола Бёрна, 80-летнего неонатолога, разоблачающего тёмную сторону больничного бизнеса, становится ясно, что концепция «смерти мозга» целиком и полностью сфабриковано ради единственной цели узаконивания убийства живых людей, чтобы поживиться за счёт их органов.

Людям, нередко оказывающимся в больницах в результате автомобильных аварий и передозировок наркотиками или чего-то подобного, вводят парализующие средства, НО НЕ АНЕСТЕЗИЮ!!!

Медперсонал буквально взламывают грудную клетку этих невинных людей и вырезают их органы, один за другим, оставляя сердце под самый конец, только после чего, они естественно, и умирают

Источники:

http://www.semlot.ru/

https://medalternativa.info/entry/donory-organov/

Комментарии (6)

Всего: 6 комментариев
  
1
Это действительно ужас... А ведь стоимость трансплантаций такова, что её могут себе позволить только богатые. Бедные становятся тем же, чем скот для людей. И все клятвы Гиппократа...
  
#2 | Анатолий »» | 17.08.2018 23:48 | ответ на: #1 ( Каравашкин Сергей ) »»
  
0
Что сказать?
Даже если факты преувеличены и искажены, все равно очевидно, что чем раньше берется биоматериал от донора, тем лучше для пересадки.
А что это значит?
А это значит, что недобросовестные врачи все же могут преждевременно констатировать смерть и даже не попытаться сделать реанимацию человека который погибает. А то что есть недобросовестные врачи в этом сомневаться не приходится. Люди везде люди и люди разные.
Очень сложный вопрос смерти обсуждался многие столетия (когда можно признать что смерть наступила) потому что были разные случаи, когда человек все же оживал даже самостоятельно. И до сих пор , даже когда установлены всевозможные тесты, которые проверяют наступила ли смерть, врачи довольно халатно порой относятся к определению. Труп холодный, зрачки не реагируют, дыхания нет, сердцебиения нет - все - смерть! А ведь это далеко не так. Это еще может быть только начало смерти, но не сама смерть - необратимое состояние.
Промежуточная стадия довольно растянута и неопределенна.
В такой ситуации торопиться вытаскивать органы?
А чем раньше - тем лучше для материала для пересадки.
Что возобладает? Желание взять органы (качественные (не правда ли дико звучит?) ), или все же почитание умершего, который только что умер.

Вообще я против пересадок. Причем принципиально против. Но не потому я сейчас все это пишу. потому что принципиальная позиция против пересадок - это уже другая тема.


.
#3 | Каравашкин Сергей »» | 18.08.2018 00:02 | ответ на: #2 ( Анатолий ) »»
  
1
Тут не только это, Анатолий. Я сейчас прописываю некоторые материалы для Украины. Как раз в духе Вашей темы получается. Поэтому рискну привести
12. Чтобы медицина была лучшей в мире и не только боролась с болезнями, но основное внимание уделяла профилактике болезней

Если состояние образования на Украине оценивается как чудовищное, то в отношении здравоохранения даже этой оценки будет мало. Причину этого разные профессиональные ветви, ответственные за здоровье нации, привыкли искать в негативе друг друга. Врачи винят фармацевтов и малые зарплаты, фармацевты недостаточное финансирование закупок, вирусологи винят несознательных граждан и тоже недостаточные закупки и т.д., хотя главной причиной является непорядочность, жадность, безответственность всех без исключения ветвей.
Вот, например, главный детский иммунолог Киева Фёдор Лапий так объясняет причину 20%-х «откатов» от сумм государственных закупок вакцин «Так это бизнес, абсолютно. Я всегда привожу аналогию с зимой. Зима, есть зимние шины, на этом кто-то зарабатывает, но это наша безопасность» [1]. А эти «откаты» составляют ни много ни мало 60 миллионов гривен в год, хотя в сумму закупки уже входят все организационные расходы и логистика. Изымание дополнительных сумм сверх этого уже является не бизнесом, а преступлением.
Однако, оказывается, что виноваты не иммунологи, а гомеопаты, хотя и те и другие прямо или косвенно находясь в сговоре, совместно делают свои преступные деяния, ценой которым жизнь и здоровье граждан Украины. Лапий уверен, что самим гомеопатам выгодна истерия вокруг прививок: «Много гомеопатов зарабатывает на лечении поствакцинальных событий. Сколько стоит консультация? Если не ошибаюсь, около 100 евро».
Понятно, что при таком бизнесе на здоровье, в самих закупках прослеживаются те самые преступные схемы экспорта-импорта. Как указывает медицинский эксперт ЮНИСЕФ на Украине Екатерина Булавинова: «начиная с 2009 года, в стране почти не финансируется программа иммунизации, сохраняется низкий уровень выбора зарегистрированных вакцин, а также действует устаревшая и неэффективная практика закупок вакцин. До сих пор, отмечают в фонде "Пациенты Украины", на Украине медпрепараты и вакцины покупают с помощью тендеров, в процедуре проведения которых много коррупционных составляющих. Хотя еще в начале весны Верховная рада приняла закон о проведении госзакупок лекарственных средств через международные некоммерческие организации системы ООН». «Раньше, вплоть до 2015 года, по закону мы могли приобретать вакцины только у внутреннего дистрибьютора – попросту, у посредника. Внутренний дистрибьютор, зная по своим инсайдерским каналам, какое количество денег выделено бюджетом на финансирование программы иммунопрофилактики, закупает за границей у производителя ровно столько вакцины, сколько он точно сможет продать. То есть не всю потребность страны, а часть ее. Таким образом, возникает дефицит в масштабах страны, и даже в аптеке частным образом купить вакцину невозможно» [3]. «"Ежегодный бюджет на госзакупки вакцин составляет в Украине 500 миллионов гривен. Никто в правительстве не хочет терять эти финансовые потоки", - объясняет Дмитрий Шерембей. И добавляет, что из-за коррупции украинские дети "ходят по минному полю", поскольку не могут получить вовремя прививки от опасных болезней. "На Украине, например, эпидемия туберкулеза, и дети не защищены"» [2]. И дело не только в коррупции. Никто не обязывает даже в коррупционных схемах закупать сомнительные вакцины, прикрываясь интересами бизнеса.
Если же в основу положено именно уголовное деяние с целью приобретения денежных средств, то и положение с теми немногими вакцинами, которые производятся в самой Украине, оказывается не лучше. «В 2011-2012 годах в смерти 11 малышей заподозрили прививки от гепатита В харьковский фармзавод "Биолек". Когда провели проверку, выяснилось, что вакцину производили с подозрительного материала, с множеством нарушений» [1].
Понятно, что в этой ситуации «Чтобы наконец развеять все сомнения, и понять, какие дети чаще болеют, или даже умирают от опасных инфекционных болезней, привитые или не прививке, журналисты обратились в Минздрав. Однако в министерстве не знают, потому что отдельной статистики не ведут» [1].
Точно так же преступные деяния прослеживаются и в действиях лечащих врачей, уверяющих, что виноваты все кто угодно, но не они сами. Все, кто так или иначе сталкивался с медициной, знают огромные списки лекарств, которые выписываются только по той причине, что сами врачи являются соучастниками грязного фармацевтического бизнеса. «Украинцы за один год со своих карманов вкладывают в систему здравоохранения более 50 млрд грн неучтенными наличными, поэтому у докторов — все хорошо. И причина того, что количество ошибок растет и будет расти, — в их некомпетентности», — подчеркнул Дмитрий Шерембей, глава БО "Всеукраинская Сеть людей живущих с ВИЧ/СПИД"» [4]. В свете этих сумм что могут добавить повышения зарплат, о которых говорит заслуженный врач Украины, д.м.н., организатор здравоохранения с многолетним стажем, депутат ВР Татьяна Бахтеева? «Заработная плата у врачей должна быть, как средняя по промышленности, и составлять минимум 12-14 тысяч гривен» [5]. Дело не в малых зарплатах или в мнимой некомпетентности, а в том самом безнаказанном уголовном преступлении, которое крышуется самой властью.
Это откровенный глобальный траст, в котором впрямую задействованы высшие эшелоны власти. В частности, «суд США по округу Орегон вынес первое решение в пользу украинского государственного предприятия «Укрвакцина», согласно которому, на закупках «Тамифлю» лидер Батькивщины Юлия Тимошенко «наварила» $19 миллионов.
Первые результаты аудита были обнародованы в октябре 2010 года. В отчете аудиторов отмечалось, что правительство Тимошенко использовало «классические международные механизмы по отмыванию денег». В нем перечисляются нецелевое использование бюджетных средств, завышение цен при государственных закупках, в том числе и вакцины «Тамифлю» и другие нарушения с 2008 до начала 2010 года. В документе также указывается, что использование оффшорных компаний и поддельных контрактов привело к «растрате и нецелевому использованию государственных средств и обогащению группы лиц»» [6]. И вот за этих лиц сейчас будут голосовать как за радеющих за нищих и убогих.
Параллельно власть уничтожает последние научно-исследовательские медицинские институты. В частности, «парламентской группой «Депутатский контроль» была распространена информация о возможном закрытии Национального института сердечно-сосудистой хирургии им. Н. М. Амосова. Учреждение профинансировали всего на 8% от необходимого, выделив вместо обещанных 80 млн. 6 млн. грн. Институт, делающий до пяти тысяч сложнейших операций в год, в январе вынужден был приостановить госпитализацию пациентов, а часть медперсонала отправить в отпуск за свой счет» [7]. И подобная практика характерна для всех ведущих медицинских заведений Украины. «Сколько нужно лекарств для лечения всех болезней? 150-200. Это данные Всемирной организации здравоохранения. Но фармацевтические компании предлагают нам более 13 тысяч. Таблетками завалены все аптеки. А все может потому, что цель у производителей не лечить, а заработать?» [4]. И пока во всех ветвях здравоохранения в основу положен грязный бизнес, вымывание бюджета и денег из граждан, никакие прожекты, провозглашаемые властью и самими медиками, работать не будут, поскольку здоровье граждан разменено на зелёные купюры: «Проблемы украинских врачей и медсестер не беспокоят сегодняшнее руководство Минздрава, члены команды которого сидят на международных грантах и хранят деньги на зарубежных счетах» [5]. И не только руководство Минздрава, но и сами врачи, фармацевты в своей основной массе тоже не заботятся о пациентах. Правда, медсёстры, вероятно, хранят деньги в гривнах, но без них и утку больному не принесут за зарплату.
Вышеописанное лишний раз свидетельствует о том, что грязный бизнес в медицине не случайность. Это вполне обдуманная спланированная акция по геноциду граждан Украины, полностью вписывающаяся в план по созданию Небесного Иерусалима, озвученный Игорем Беркутом [8]. Когда слушаешь эту мелкую сошку, описывающую бесчеловечные, варварские методы уничтожения народа ради освобождения земли под Небесный Иерусалим, всё воспринимается как некий бред полоумного пенсионера. Но вот вполне реальные организованные действия власти, врачей, фармацевтов, соединяющиеся в единой цели геноцида. Они столь же организованны, как и кощунственны, вплетаясь в план, излагаемый Беркутом.
Поэтому единственным решением данного вопроса может быть устранение злоупотреблений, введение прямой ответственности врачей за их действия вплоть до применения тех мер, тех лекарств, которые врачи применяют пациентам. Слишком застарела эта болезнь. Только поборов её, можно рассчитывать на восстановление приоритетов медицины, на качество лечения, на реальную профилактику и оздоравливающую вакцинацию. Это главный корень насущной проблемы общества.

Использованные материалы:
1. В Украине дети умирают и становятся калеками после прививок, а врачи уверяют, что вакцины не виноваты
https://ru.tsn.ua/zdorovya/v-ukraine-deti-umirayut-i-stanovyatsya-kalekami-posle-privivok-a-vrachi-uveryayut-chto-vakciny-ne-vinovaty-331473.html
2. Проблемные прививки: Украина почти не финансирует иммунизацию детей
https://korrespondent.net/ukraine/politics/3561207-problemnye-pryvyvky-ukrayna-pochty-ne-fynansyruet-ymmunyzatsyui-detei
3. Мы шли к катастрофе несколько лет: иммунолог пояснил причины дефицита вакцин в Украине
https://www.obozrevatel.com/health/diseases/34809-privivki-vaktsinyi-akds-stolbnyak-kak-lechit.htm
4. Доказать нельзя забыть. Почему украинцы даже не пытаются наказать врачей за ошибки
https://vesti-ukr.com/strana/224390-dokazat-nelzja-zabyt-pochemu-ukraintsy-dazhe-ne-pytajutsja-nakazat-vrachej-za-oshibki
5. Татьяна Бахтеева: команду МОЗ нужно срочно менять на украинскую, добросовестную, профессиональную
https://politeka.net/reading/interview/690232-tatjana-bahteeva-komandu-moz-nuzhno-srochno-menjat-na-ukrainskuju-dobrosovestnuju-professionalnuju/
6. Тимошенко «заработала» $19 миллионов на закупке лекарств для украинцев
https://iamir.info/54270-timoshenko-zarabotala--19-millionov-na-zakupke-lekarstv-dlja-ukraincev
7. Чисто американский эксперимент над медициной Украины
https://odnarodyna.org/content/chisto-amerikanskiy-eksperiment-nad-medicinoy-ukrainy
8. Игорь Беркут. Ренессанс Украины. 20.10.2016
https://youtu.be/VM5A3AuMrDE
  
#4 | Анатолий »» | 18.08.2018 20:17 | ответ на: #3 ( Каравашкин Сергей ) »»
  
0
Все покупается и продается. И жизнь человеческая тоже....
#5 | Каравашкин Сергей »» | 18.08.2018 22:46 | ответ на: #4 ( Анатолий ) »»
  
1
"Ружье - оно деньги стоит. А жизнь моя бесплатная"...
  
#6 | Анатолий »» | 03.09.2018 08:12 | ответ на: #5 ( Каравашкин Сергей ) »»
  
1
А вот материал немного с другой стороны.
Причем эту сторону (ювенальной юстиции и изъятие детей мы самолично прошли! (вы в курсе!) )



Исчезновение огромного количества людей в России связано с поиском органов для трансплантации. На «черном рынке» человеческих органов сердце стоит 160 тысяч долларов. Печень стоит от 60 до 150 тысяч. Поджелудочная железа оценивается в 45 000 долларов. Почка – в 10 тысяч. Крайняя плоть мальчика – в 20 000 «зеленых». За 5 лет в стране исчезли 150 тысяч детей. Интерпол объявил, что не может найти большую часть детей, которых усыновили иностранцы. Ни одно государство в мире не может обеспечить себе достаточное количество трансплантата Больше всего людей исчезает в Центральном, Приволжском и Сибирском федеральных округах, в Москве и Питере. Ежегодно в России объявляют в розыск почти 30 тыс. детей и подростков. За семь лет число разыскиваемых детей возросло в полтора раза. МВД приступило к формированию электронного банка данных. «В России насчитывается более 740 тыс. сирот. Такой высокий показатель был только после Великой Отечественной войны, тогда детей-сирот было зарегистрировано 676 тысяч»



.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© decoder.ru 2003 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU