О трансформации времени

(полная версия)
С.Б. Каравашкин
e-mail: sbkaravashkin@gmail.com
Труды СЕЛФ
блог «Classical Science»
оригинал

Как известно, идея трансформации времени изначально возникла у Лоренца, который в погоне за математической изысканностью неправильно понял мысль, озвученную Фицджеральдом в одной из его лекций, и за присвоение этой неправильно понятой мысли Лоренцу пришлось извиняться и делать вставки в свою работу.
Исходная мысль Фицджеральда заключалась в том, что для того, чтобы свет от движущегося источника распространялся вертикально, сам источник должен быть наклонён по ходу движения на вполне определённый угол, как показано на рис. 1.

Рис. 1. Схема распространения луча от совместно движущихся источника и зеркала

При этом луч фактически проходит большее расстояние до приёмника и естественно, затрачивает на это большее время. Вот откуда появились знаменитые формулы, трансформировавшиеся у Лоренца в преобразования систем отсчёта. С подачи сначала Лоренца, потом Пуанкаре с его инвариантами, и наконец Эйнштейна с постулатами, эти формулы были полностью выхолощены и стали трактоваться как сокращение пространства и времени в подвижной системе отсчёта. Вместе с тем, казалось бы, что проще? Независимость распространения света приводила к тому, что каждый следующий фронт волны излучался в новой точке пространства, а приёмник в эксперименте Майкельсона смещался за время прохождения луча от источника к приёмнику. Это и потребовало наклонить луч по ходу движения прибора относительно эфира. Это интуитивно понимали все, первоначально наклоняя луч в неподвижной системе отсчёта на манер Фицджеральда, как понимали и то, что изменение скорости распространения луча в сопутствующей системе отсчёта ни в коей мере не могло означать сокращения длин и времени. Это свойство света, но не самих материальных тел. Путать одно с другим равносильно рассуждениям, что с ростом человека высота потолка уменьшается. Причём от указанного наклона луча не могут уйти и релятивисты, поскольку в системе отсчёта, в которой источник движется, смещение приёмника неизбежно, как неизбежно различие между мгновенным положением излучения очередного фронта света, с последующим независимым распространением этого фронта, и дальнейшего положения источника вдоль траектории его движения, что было показано в {2}. Объединить эти точки в пространстве и во времени никакими линейными преобразованиями из одной системы отсчёта в другую невозможно, что и приводит к необходимости наклона источника вдоль движения для того, чтобы луч попал на смещающийся приёмник. Правда, у релятивистов есть богатый опыт превращения материального тела в сверхсжатую сферу Шварцшильда, из-под которой ещё и происходит истечение вещества, а свет при этом поглощается без остатка… Погоня за некоей абстракцией, своеобразным философским камнем относительности привела сначала к гипотезе сокращения пространства, а затем и к трансформации времени. От того, что луч, распространяющийся по направлению движения источника, «догоняет» приёмник, а приёмник сзади излучателя, как показано на рис. 2, движется навстречу лучу, сами плечи прибора изменились?

Рис. 2. Анимация, показывающая неодновременность прихода фронта световой волны к концам стержня; v = 0,2 c {14}

Ничего не изменилось. Из-за этого следовало городить огород неодновременности событий, запутывая этим всю физику? Воистину, неисповедимы мысли людские.
Фактически же, Фицджеральд, как и Хедрик, и Френель, и Майкельсон были предтечей выявления вышеупомянутого эффекта истинного и мнимого луча, только не развили свои построения на двойственность луча, возникающую при движении источника, когда мы видим не те лучи, которые действительно распространяются в пространстве, а некоторую их компиляцию, не обладающую основными свойствами света – постоянством распространения в пространстве, независимостью от характера движения источника и перпендикулярностью фронта волны направлению её распространения, что демонстрируется на рис. 3.

Рис. 3. Картина распространения эквифазных поверхностей света от движущегося когерентного источника света; пунктиром показано направление истинного луча {2}

Фицджеральд и другие сторонники классического формализма не обратили внимания на то, что в обеих системах отсчёта мы будем видеть только фиктивный луч, поскольку истинный луч, испущенный движущимся источником в конкретной точке, является всего лишь одним фронтом волны, то есть тем, что мог излучить сам источник, находясь одно мгновение в данной точке. В связи с этим схема Фицджеральда, приведенная на рис. 1, в определённом смысле неточна. Фиктивный луч, по которому мы юстируем свои приборы, не будет направлен под углом вперёд по ходу движения источника. Для нас совокупность истинных лучей как раз и сливается в фиктивный луч, который постоянно связан с источником, но при этом сам фиктивный луч уже имеет непостоянную скорость распространения, фронт волны, как было показано выше, не перпендикулярен направлению распространения, а начало фиктивного луча, в отличие от истинного, всегда связано с местом нахождения источника, какие бы замысловатые траектории тот ни описывал. Более того, в фиктивном луче нарушаются законы отражения {3-4}, преломления {5}, дифракции {6} и интерференции {7}, прохождения через оптические приборы {8}. Это особенности динамики, с которыми мы в дальнейшем часто будем сталкиваться и которые следуют непосредственно из базовых свойств света, но формируют при этом мнимую структуру, не обладающую уже базовыми свойствами истинных лучей, хотя из них же и формируется. Много поколений учёных не обращало внимания на эти нюансы, предполагая, что истинное есть то, что видится. Отсюда и возникают гипотезы-фантомы типа трансформации времени. Ещё Ньютон писал, что нужно отделять абсолютное время от относительного, измеряемого по заданным периодическим процессам и которое может быть непостоянно как раз благодаря обязательному сравнению с внешними периодическими процессами. Но относительное время, если и искажается благодаря изменению свойств эталонов, то для каждого из типов часов эти искажения будут самыми разными, поскольку будут отражать физические особенности своих эталонов. Нет здесь единой зависимости и быть не может, а типов периодических процессов большое разнообразие. Это и механические, и световые, и гравитационные, и водяные, и песочные, и электронные часы, и астрономическое время…. Все типы не перечислишь, и у каждого из них свои особенности. Те же маятники имеют разный период колебаний на экваторе и на полюсе, о чём было известно ещё в 17 веке. Но это различие обусловлено не мифической трансформацией времени для различных скоростей вращения на экваторе и средней полосе, а банальным влиянием центробежной силы, возрастающей с радиусом геоида Земли и влияющей на результирующую силу тяжести, определяющую период маятника. Даже механические часы с пружинным приводом уже не подвержены подобному замедлению, не говоря об электронных часах. Поэтому нет оснований ограничиваться световыми импульсами, неправомерно предполагая, что для движущегося источника пути, проходимые по и против хода движения источника, будут равны, когда уже эффект Доплера доказывает обратное. Тем более, и в преобразованиях Лоренца–Эйнштейна нет никакого параметра, который обобщал бы формулы на все возможные конструкции и физические свойства используемых часов: «весьма важно, что Эйнштейн сделал теорию независимой от специальных предположений о строении материи… когда указанные законы станут известными, теория будет в состоянии дать атомистическое объяснение поведению движущихся часов. При этом нужно, конечно, сознавать равноправие обеих движущихся друг относительно друга координатных систем» {14, с. 30}. Однако именно равноправие не даёт основания связывать теорию относительности с атомизмом физики, ведь если с точки зрения одного наблюдателя реальные сокращения будут в движущейся относительно него ИСО другого наблюдателя, то с точки зрения другого наблюдателя аналогичные сокращения должны быть реальностью у первого. Учитывая же бесконечное количество возможных взаимно движущихся ИСО, каковы будут реальные сокращения у первого наблюдателя? Для каждой ИСО они будут свои и встречно, с точки зрения исходного наблюдателя у всех других должны быть точно такие же сокращения, приводящие к неоднозначности и нарушению причинности. Ведь даже в математике, приверженность которой декларируют релятивисты, если А > B, то B < A. Если же А > B и B > A, то при строгих неравенствах система не имеет решений. И в физике тоже. Не может тело одновременно быть и больше, и меньше другого тела. Это софистика. И это не снимается заявлениями типа: «Мы считаем, что с теоретико-познавательной точки зрения вполне удовлетворительно считать относительное движение причиной лоренцова сокращения, так как последнее есть не свойство одного масштаба, а соотношения между масштабами» {9, с. 30}. Причина в релятивизме откровенно подчинена не природному явлению, как это должно быть в физике, а противоречивому измышленному постулату. Таким образом, нарушение причинно-следственной связи налицо, поскольку из абстрактного предписывается природе поведение материальных объектов, а не описание следует природным проявлениям. Исходя из этого, то, что сейчас признали самыми точными часы, основанные на измерении длины световой волны, совсем не означает, что именно данный тип часов и только он определяет то самое время, которое способно трансформироваться у релятивистов. Скорее, это дань необоснованному релятивистскому уравниванию пути прохождения светом пути туда/обратно. Хотя релятивисты внешне и признавали, что «в качестве сигналов можно использовать, например, звуковые волны, которые распространяются между А и В, проходя через среду, неподвижную по отношению к этим точкам. С не меньшим успехом можно пользоваться световыми лучами, распространяющимися в пустоте или в однородной среде, неподвижной по отношению к А и В. Оба этих способа одинаково приемлемы. Если же, пользуясь тем или другим способом, мы получим различные результаты, это будет объясняться тем, что, по крайней мере, в одном из способов условие эквивалентности путей АВ и ВА не соблюдается» {10, с. 148}. Однако из этого реверанса следует прямая привязка к постулатам теории относительности, как первичным: «Тем не менее, среди всех возможных способов передачи сигналов мы отдаём предпочтение тем из них, где используются световые лучи, распространяющиеся в пустоте. Дело в том, что синхронизация часов требует эквивалентности пути туда и пути обратно; в этом же случае мы будем иметь эту эквивалентность по определению, так как в силу принципа постоянства скорости света, в пустоте свет распространяется всегда со скоростью с» {10, с. 148}. «Эйнштейн выбирает в качестве синхронизирующего сигнала световой сигнал потому, что, пользуясь принципом постоянства скорости света, можно высказывать определённые утверждения о процессах распространения света» {9, с. 22}.
Но ведь простейшее построение, представленное на рис. 2, впрямую демонстрирует, что вследствие постоянства скорости света и независимости скорости его распространения от скорости источника как раз и появляется та самая неодновременность регистрации сигнала по и против движения источника без всякого релятивизма и обоими наблюдателями. Причём регистрация происходит в одной ИСО, без преобразований Лоренца. Достаточно рассмотреть анимацию с точки зрения события встречи границ платформы, маркера в неподвижной ИСО и луча света, чтобы понять, что неодновременность прихода сигнала будет соблюдаться в обеих ИСО. Ведь событие абсолютно и не зависит от системы отсчёта. Если стенки встретились, а сигнала нет, то это уже абсолютно. Следовательно, распространение луча туда-обратно принципиально не может быть уравнено, кроме как силовыми методами постулирования. Понимание абсурдности уравнивания времён ради измышленного постулата продемонстрировал и сам Эйнштейн уже в первой своей работе «К электродинамике движущихся тел»: «Итак, наблюдатель, движущийся вместе со стержнем (с часами на концах, что является полным аналогом построения на рис. 2 – авт.), найдет, что часы в точках А и В не идут синхронно, в то время как наблюдатели, находящиеся в покоящейся системе, объявили бы часы синхронными. Итак, мы видим, что не следует придавать абсолютного значения понятию одновременности. Два события, одновременные при наблюдении из одной координатной системы, уже воспринимаются неодновременными при рассмотрении из системы, движущейся относительно данной системы» {11, с. 12}. Однако, как видим, пошлее на обман ради сохранения измышленного. Ведь схема совпадений как раз и показывает, что неподвижные наблюдатели не могут сделать заключение, которое устраивает релятивистов, а значит заключение Эйнштейна является желаемым для него, но не отражением действительности. А это и есть то самое нарушение причинно-следственных связей при разработке концепции, заложенное релятивистами в основу теории относительности. Реакция релятивистов, начиная с Эйнштейна, здесь известна: «именно, если система k´ движется со скоростью v в направлении распространения света, то в соответствии с известными нам воззрениями следовало бы считать скорость светового луча в системе k´ равной cv (и это так, поскольку каждый последовательный фронт луча испускается в своей точке траектории источника света, с чем бессмысленно спорить, опираясь, как и классическая физика, на независимость распространения света от характера движения источника – авт.). Таким образом, законы распространения света в системе k´ отличались бы от законов распространения света в системе k, что означало бы нарушение принципа относительности (для мнимых лучей это естественно и напрямую следует из той посылки, которую озвучил сам же Эйнштейн, и которая не связана с преобразованиями Лоренца, а основана как раз на принципе независимости распространения света от характера движения источника – авт.). Это страшное заключение (! – авт.). Но оказывается, что природа не имеет к этому никакого отношения (как раз природа имеет к этому самое непосредственное отношение, когда, начиная с Рёмера, заметившего, «что время между затмениями спутников Юпитера меньше, когда расстояние от Земли до Юпитера уменьшается, и больше, когда это расстояние увеличивается» {12}, различие скорости распространения света от движущихся источников являлось основой многих наблюдаемых эффектов, включая эффект Доплера, эффект Саньяка, эффект Физо и т.д. – авт.). Оно возникло из-за того, что в наших рассуждениях, только что приведенных здесь, мы молчаливо делали предположения, которые необходимо отбросить, чтобы прийти к непротиворечивому и более простому пониманию вещей» {13, с. 179-180}. Однако, как явствует из ремарок, приведенные Эйнштейном обоснования опирались на независимость скорости распространения света, то есть на то, приверженность чему высказал сам Эйнштейн уже в первой же своей работе по относительности: «свет распространяется с определённой скоростью V, не зависящей от состояния движения источника» {11, с. 7-8}. Никаких других посылок, которые нужно было бы отбросить, в исходных рассуждениях просто нет. Только то, что движущийся источник излучает свет в каждой последовательной точке траектории и это приводит к тому, что связанные с источником приёмники на рис. 2 примут свет не одновременно, что и приводит к непостоянству скорости распространения мнимого луча, показанного выше.
Таким образом, прикрываясь попыткой прийти к «непротиворечивому и более простому пониманию вещей», релятивисты отбросили то, что закладывали в основу своей же концепции, подменяя динамику процессов предварительно извращённой кинематикой, в основу которой заложили измышленное равенство времени прохождения светом пути туда-обратно. Осознанность данной подмены, ведущей к неизбежному разоблачению, и приводила к страху, порождающему репрессии по отношению к оппонентам.
Сразу возникает вопрос: а что, если пользоваться разными типами часов, в которых заложено не равенство, а просто учтено неравенство времён прохождения тем же звуком путей туда-обратно, – трансформация времени может быть, а может и не быть? Имеет ли право на обобщение релятивистское ограниченное представление об измерении времени на основе С-постулата в случае более общего учёта особенностей разнообразия путей сверок времени? Безусловно, нет, и тем более, не может признаваться аксиомой, поскольку аксиома не может иметь исключений в наблюдениях в границах существующих физических и математических абстракций, в то время как постулатом может считаться любое, даже абсурдное утверждение. Сами релятивисты не понимают, что, введя реальную трансформацию времени, они тем самым автоматически опровергли свои же базовые постулаты, и это можно продемонстрировать на достаточно простой модели, не требующей ни ускорений/замедлений, ни возвратов в исходную точку, которыми релятивисты пытаются спрятать пробои своей концепции
Для демонстрации сказанного возьмём две взаимно движущиеся системы отсчёта, которые предварительно были синхронизованы по Эйнштейну (см. п. 3 его работы «К электродинамике движущихся тел» {11, с. 13}). Также учтём, что в каждой из взятых систем отсчёта должно быть введено физическое время, которое делает их эквивалентными, и, опять-таки по Эйнштейну, определявшему физическое время в работе 1910 года «Принцип относительности и его следствия в современной физике» как синхронное время между взаимно неподвижными часами, определяющими в одной системе отсчёта одновременность событий в разных её пространственных точках: «совокупность показаний всех этих часов, идущих в фазе друг с другом, и составит то, что мы называем физическим временем» {10, с. 149}. Учтём и то, что понятие события в релятивистской концепции абсолютно, т.е. если в какой-то точке произошла встреча физических объектов, то факт этой встречи абсолютен для всех наблюдателей всех систем отсчёта.
Наконец, учтём, что сверка самих часов по тому же Эйнштейну сводится к определению положения стрелок часов: «при этом необходимо представлять себе, что скорость хода часов в движущемся состоянии определяется путём постоянного сравнения стрелок тех покоящихся часов относительно системы k часов, которые измеряют время системы k и мимо которых проходят рассматриваемые движущиеся часы» {13, с. 184}. И пусть с развитием техники это будут не стрелки часов, а цифровые индикаторы, всё равно факт сверки часов у релятивистов сводится к абсолютному событию сравнения то ли положения стрелок, то ли показаний индикаторов. Здесь уже неодновременность в разных точках пространства не имеет никакого влияния, если движущиеся часы одни, а множество неподвижных часов взаимно синхронизировано.
С учётом приведенных условий, задаваемых самими релятивистами, пусть имеются две системы отсчета S и S′. Вначале пусть нештрихованная система отсчёта будет неподвижной, а штрихованная – движущейся. С точки зрения неподвижной системы отсчёта схема будет иметь вид, представленный на рис. 4.

Рис. 4. Схема сверки часов взаимно движущихся систем отсчёта

Согласно данной схеме, в движущейся системе отсчёта имеются одни часы, а в неподвижной системе отсчёта – цепочка равномерно распределённых вдоль оси х часов, которые по Эйнштейну синхронизованы и все идут в фазе, т.е. обеспечивают в этой системе то самое физическое время. Каждое событие встречи часов фиксируется обоими наблюдателями независимо друг от друга по показаниям часов на момент встречи. В результате в соответствии с релятивистским замедлением времени в подвижной системе отсчёта, у неподвижного наблюдателя образуется примерно следующая таблица:
Но показания часов в моменты встреч определяются положением стрелок напротив соответствующих делений и цифр. Следовательно, в силу абсолютности понятия события в релятивизме, у подвижного наблюдателя будет составлена тоже точно такая же таблица с теми же значениями времён, зафиксированных при встрече соответствующих часов. И если неподвижного наблюдателя с точки зрения релятивистской концепции устраивает данная таблица, то подвижного наблюдателя – нет. Для него он неподвижен, а значит, с его точки зрения время в нештрихованной системе отсчёта течёт медленнее. Стрелки же часов демонстрируют полную противоположность. И, как было сказано, на неодновременность сослаться не получается. Цифры зафиксированы в каждом отдельном событии и по факту расположения стрелок, что не позволяет изменить само событие, определяемое положением стрелок относительно циферблата. Также бессмысленно наблюдателю штрихованной системы отсчёта пытаться синхронизовать часы нештрихованной системы отсчёта. Все часы были уже синхронизованы до начала эксперимента, когда часы обеих систем отсчёта были взаимно неподвижны по Эйнштейну.
Так что эксперимент показывает абсурдность систематической релятивистской трансформации времени в подвижной системе отсчёта, как и релятивистской эквивалентности систем отсчёта при условии трансформации времени. Если же при скоростях, сравнимых со скоростью света, начнутся какие-то трансформации периодов часов, то для каждого типа часов они будут свои и здесь релятивистская формула замедления времени принципиально неработоспособна. Такая трансформация хода конкретных часов будет абсолютна и будет наблюдаться обоими наблюдателями в своих ИСО. Поэтому изучать изменения периодов процессов с изменением скорости движения материальных тел нужно и важно, но используя для этого той же методикой исследования процессов по отношению к неизменному линейному пространству и неизменному времени, которая следует из формализма Ньютона и классической физики.
Представленные противоречия между выхолащиваемой релятивистами физикой и абстрактным математическим формализмом СТО демонстрируют, что противоречия зарождаются не в преобразованиях Лоренца. Последние только отражают то, что сформировалось путём выхолащивания физики постулатами, приводя к противоречиям и парадоксам, связанным с трансформацией пространства и времени.
Чтобы показать абсурд, в который вырождаются постулаты через преобразования Лоренца, начнём с анализа того, как сам Эйнштейн формулировал трансформацию длин. В работе «О принципе относительности и его следствиях» {15}, он это осуществлял следующим образом:
«Пусть некоторое тело покоится относительно системы отсчета S´. Пусть x´1, y´1, z´1 и x´2, y´2, z´2 – координаты двух его материальных точек, отнесённые к S´. Между координатами этих точек x1, y1, z1 и x2, y2, z2 в системе отсчёта S во всякое время t в системе S, и в соответствии с выведенными в предыдущем параграфе преобразований, существуют соотношения:
(1)
Таким образом, кинематическая форма равномерно и прямолинейно движущегося тела зависит от его скорости относительно системы отсчёта, причём кинематическая форма тела отличается от его геометрической формы только сокращением в направлении относительного движения»
{15, с. 73-74}.
Обратим внимание на особенности постановки задачи. Прежде всего возникает вопрос: в чём сущность самих преобразований систем отсчёта? Действительно, существует некоторое выделенное для изучения множество объектов, которые как-то взаимно движутся, взаимодействуют независимо от наблюдателей. Целью наблюдателей является описание этих процессов, а не предписание природе, как данные процессы должны протекать. Это основа основ физики. Для описания и вводятся системы отсчёта, а преобразования только связывают эти описания, позволяя получать взаимно непротиворечивые картины процессов при переходе из одной системы отсчёта в другую. На этом роль описаний и преобразований заканчивается. Но возникает главная особенность преобразований систем отсчёта. Обобщая описания, преобразования из одной системы отсчёта в другую одновременно разделяют эти описания в том смысле, что мы не можем в обход данных преобразований сравнить процессы в разных системах отсчёта. Это осуществляют сами преобразования, которые должны переводить реальные координаты и время одной системы отсчёта в реальные же координаты другой системы отсчёта, а не фривольно произвольное в произвольное. Только при этом условии преобразования будет выполнять возложенные на них функции.
С этой точки зрения, если преобразования записываются в виде r = f(r´), то они преобразуют координаты штрихованной ИСО в нештрихованную. Для обратного преобразования нужно использовать обратную функцию.
Для преобразований Галилея в этом нет проблем. А вот в преобразованиях Лоренца проблема возникает в связи с четырёхмерностью и релятивистским множителем, входящим ы преобразования.
Судя по приведенной выше цитате, сравнивающий длины наблюдатель находится в нештрихованной ИСО, а значит, для этого должны использоваться преобразования из штрихованной ИСО в нештрихованную и задаваться единое время в штрихованной и никак иначе, поскольку только в этом случае будет выполняться базовое требование к направлению преобразований координат ИСО, уточняя, кто же что наблюдает. А наблюдатель в нештрихованной ИСО наблюдает не саму штрихованную ИСО, а объект. Преобразования же только связывают описания и ничего более. Именно для этого они обязаны переводить реальное в реальное.
У релятивистов же здесь полный каламбур. Выражения (1) записаны с использованием преобразований из нештрихованной ИСО в штрихованную, т.е. наоборот, а потом с использованием элементарной математики просто релятивистский множитель перенесен в другую часть равенства. Но это было бы верно, если бы не релятивистский принцип относительности, согласно которому A < B и B < A в зависимости от того, откуда происходит рассмотрение. Тут обычная математика уже неприменима, поскольку совмещение противоположных неравенств приводит в ней к отсутствию решений. А значит, в данных условиях через равенство переносить нельзя, выражая обратную связь параметров. Там, при обратной связи действует уже другое неравенство, несовместимое с первым. Поэтому в этом случае нужно строго следовать одному из направлений преобразований, а не выбирать удобное, перенося множители. При согласии же с направлением рассмотрения, т.е. из штрихованной ИСО в нештрихованную, формулы (1) примут противоположный вид, а именно
(1а)
Иными словами, согласно релятивизму должно быть не укорочение, а удлинение объектов, а измерения должны были бы проводиться по единому времени штрихованного наблюдателя, а из этого следует, что наблюдатель в нештрихованной ИСО должен был бы измерять длину в разное время и также в соответствии с формулами преобразования Лоренца, ведь опущенное уравнение для трансформации времени показывает, что в соответствии произведенными релятивистами манипуляциями не может быть речи об одновременности в нештрихованной ИСО. Ведь в этом случае преобразование времени будет иметь вид:
(2)
Оказывается, что если при используемом релятивистами инверсного преобразования (1) в нештрихованной ИСО весь объект измерялся в едином времени, то в штрихованной ИСО каждая точка измеряется в своём времени, нарушая физическое время в штрихованной ИСО. Если же пользоваться правильными преобразованиями из штрихованной ИСО в нештрихованную, то нарушение времени происходит в нештрихованной ИСО, что говорит об откровенной спекулятивной практике релятивистов, выхолащивающих не только физику процессов, но извращающих и математику. Ведь, повторяем, главным требованием преобразований координат должно быть введение соответствий реальных параметров, которыми пользуются наблюдатели. Без этого нет корректности преобразований, как нет и реальной связи описаний процессов в различных ИСО.
Нельзя сказать, что сами релятивисты не видели данной проблемы своей концепции, возникающей из спекулятивного подхода, но они ограничивались только тем, что искали формы, в которых противоречия были бы не столь явными, оставляя всё на своих местах. Для трансформации стержня данное «объяснение» звучало следующим образом: «так как в системе K´стержень движется, то для измерения длины этого стержня нужно измерить координаты его концов одновременно по часам системы K´ и составить их разность… В системе K можно измерить координаты концов стержня в любые моменты времени…» {16, с. 556} (для связи с предыдущим, просто нужно учитывать, что в данном объяснении движущаяся и неподвижная ИСО поменялись местами, т.е. в нештрихованной ИСО стержень неподвижен, а наблюдения трансформации производятся из штрихованной ИСО).
Но ведь преобразования ИСО должны переводить реальные параметры этих ИСО в реальные. Иначе, как было сказано, теряется смысл в самих преобразованиях. Что значит измерять координаты концов стержня в любые моменты времени? А как выбрать эти моменты, чтобы было правильно? Ведь в преобразованиях Лоренца разность моментов строго указана. И для чего вводится само физическое время? Для фривольности измерения в любые моменты в любой точке по желанию? А если в штрихованной ИСО объект движется, а в нештрихованной неподвижен – следует пользоваться другим направлением преобразований, задавая тому наблюдателю свои «любые времена»? А если объект движется и в штрихованной ИСО, и в нештрихованной, какие времена уравнивать, в какой ИСО? Ведь при таком подходе полностью теряется смысл преобразований, обязательной особенностью которых является перевод координат описаний любых объектов в одной ИСО независимо от состояния их движения в координаты другой ИСО и тоже независимо от состояния их движения в этой ИСО. Иначе получается намеренная спекуляция и манкирование формализмом самих преобразований, что, собственно, в релятивизме и наблюдается.
Аналогично и с трансформацией времени. «Так как мы определяем время по отношению к системе S, первая из формул преобразования
(3)
должна принять следующий вид:
(4)
И так как часы В´ всё время остаются в начале координат системы S´, то
(5)
что даёт
(6)

{10, с. 155}.
Здесь мы тоже видим, что используется только выражение для трансформации самого времени безотносительно к уравнениям для трансформации координат. Вместе с тем, опущенные уравнения будут иметь вид:
в момент первого сигнала сверки часов из координаты (t´1, 0, 0, 0) в системе S´
(7)
в момент второго сигнала сверки часов из координаты (t´2, 0, 0, 0) в системе S´
(8)
Выражения (7), (8) демонстрируют, что если сигналы сверки в штрихованной ИСО производятся из одной точки, то в нештрихованной ИСО сигналы получат часы, расположенные в разных точках системы S. Но это означает, что часы в точке x2 получат первый сигнал от других часов, расположенных в другой точке системы S´ или вообще не получат предыдущий сигнал в соответствии с ранее приведенным построением на рис. 4. Если сверка идёт множеством часов в обеих ИСО, то часы в системе S´, передавшие первый сигнал будут располагаться в точке (t´1, v(t´2 – t´1 ), 0, 0). Следовательно, время, которое будет зафиксировано часами, нештрихованной ИСО вместо (8) будет определяться выражением
(9)
поскольку в преобразования Лоренца для времени входят пространственные координаты. Исходя из этого, интервал времени, регистрируемый часами в нештрихованой ИСО, будет определяться не предполагаемым релятивистами сокращением времени, а выражением
(10)
и будет зависеть ещё и от величины измеряемого времени t´1 . Более того, при vc временной интервал будет не уменьшаться, как предсказывают релятивисты, а возрастать вследствие β → ∞ во втором слагаемом правой части (10), и выразить штрихованный интервал через нештрихованный, как это спекулятивно делают релятивисты, уже не представляется возможным. Это тоже свидетельствует о нарушении физического времени преобразованиями Лоренца, которое разрушает первый постулат эквивалентности ИСО, согласно которому все ИСО должны быть идентичны, а значит, во всех ИСО должно быть введено физическое время и преобразования обязаны переводить физическое время в физическое без нарушений. Иначе окажется, что наблюдатель в нештрихованной ИСО будет видеть не весь стержень, а только точки, соответствующие его времени. Остальные точки объектов будут находиться не только в прошлом, как это было бы в случае учёта запаздывания сигнала от точки к наблюдателю, но в будущем, что само по себе абсурдно.
Данное нарушение было нами проанализировано в работе «О корректности базовых постулатов СТО» {17}. Для этого в исходной (в нашем рассмотрении нештрихованной) ИСО были взяты два стержня АВ и А´В´. Стержень АВ был неподвижен в нештрихованной ИСО и х-координаты его концов были {0, l}. Стержень А´В´ двигался в нештрихованной ИСО с некоторой постоянной скоростью v в положительном направлении оси х из положения, определяемого координатами его концов {x0, x0 + l} в момент t0 = 0 нештрихованной ИСО. Анимационное построение представленной модели в нештритхованной (принятой за неподвижную) ИСО показано на рис. 5.

Рис. 5. «Диаграмма Минковского для неподвижной системы отсчета. Параметры диаграммы: l = 1·E10 м ; v = 0,8 c ; x0 = -1,5 l » {17, с. 34}; АВ – зелёный, А´В´ – оранжевый

Из динамического построения видно, что процесс взаимного движения стержней проходит в одном времени, вследствие чего стержни остаются параллельными оси х. Также в исходной ИСО мы не рассматривали сокращение стрежня А´В´, поскольку, как мы видели выше, сокращение следует из преобразований Лоренца, а значит, если в исходной (нештрихованной) ИСО стержни будут зафиксированы равными (с точки зрения этой ИСО), то согласно (1) в штрихованной ИСО длины станут не равными из-за того, что длина стержня А´В´ станет в этой ИСО равной l/β, а длина стержня АВ сократится по Лоренцу и станет равной βl и это проявится в ходе построения диаграммы в штрихованной ИСО.
Важным условием построения динамики движения стержней в штрихованной (движущейся) ИСО являлось использование в полном объёме четырёхмерной стандартной системы преобразований Лоренца с построением преобразований по точкам, принадлежащим стержням, а не усеченно, как это практикуют релятивисты, манипулируя удобными уравнениями и направлением преобразований между ИСО, создавая выгодную для них иллюзию. Также было выдержано и направление преобразований из нештрихованной ИСО в штрихованную для рассмотрения результата именно в штрихованной ИСО.
С учётом положения стержня АВ в нештрихованной ИСО, система уравнений преобразований Лоренца его концов имела вид {17, с. 37}
(11)
Для концов стержня А´В´ система преобразований имела вид {17, с. 37}
(12)
Анимационное построение, основанное на (11) и (12), представлено на рис. 6.

Рис. 6. Динамическая диаграмма Минковского для движущейся (штрихованной) системы отсчета {17, с. 37}

На представленной диаграмме в полной мере проявилось нарушение физического времени преобразованиями Лоренца. В продолжение всего движения во времени, линия стержней наклонена к оси времени так, что для сопутствующего этой ИСО наблюдателя один конец стержней в общем случае оказывается в прошлом, а другой – в будущем, что само по себе абсурдно и полностью нивелирует, как было уже сказано, постулат эквивалентности СТО. И то, что длина обоих стержней изменилась, по сравнению с нештрихованной ИСО, уже не играет никакой роли, поскольку сам наблюдатель в штрихованной ИСО неспособен измерить данную длину вследствие нахождения точек стержней в разном времени.
Действительно, как должен был бы наблюдатель в штрихованной ИСО измерить длину стержней? Покоящийся стержень одним концом ушёл в прошлое, а другой конец ещё не появился из будущего. Для измерения движущегося в его ИСО стержня АВ нужно иметь физическое время, а преобразования Лоренца его полностью уничтожили. Рассчитать по теории относительности запаздывание неподвижных в его ИСО часов? Но для этого нужно знать скорость нештрихованной ИСО, поскольку запаздывание (наклон плоскости времени) прямо пропорционально скорости нештрихованой ИСО, а для измерения этой скорости опять-таки необходимо физическое время, которое преобразованиями Лоренца уничтожено.
К тому же, как видно из построения, соотношение длин самих стержней не изменилось, как предсказывалось выше согласно релятивистскому сокращению длин. Это означает, что преобразования Лоренца в равной степени искажают длину всех объектов в штрихованной ИСО. Если же сопутствующий ей наблюдатель каким-то образом сможет узнать меру из нештрихованной ИСО, не искажённую преобразованиями, он тем самым нарушит сами преобразования Лоренца, которые, как и все преобразования систем отсчёта, обязаны связывать реальность одной ИСО с реальностью в другой ИСО, и это невозможно обойти никакими спекулятивными приёмами. Как было сказано выше, преобразования только связывают описания, но не могут подменять их. Следовательно, говорить о том, что равные в одной ИСО меры становятся неравными в сопутствующей ИСО – неправомерно, тем более, что и сравнить меры в отсутствие физического времени не представляется возможным из-за наклона времени. К тому же, преобразования демонстрируют, что длина стержней в штрихованной ИСО увеличилась, а не уменьшилась, если бы сам наблюдатель смог измерить эту длину в разных временах нефизического времени. И то, что сами координаты изменились, говорит о том, что в наблюдатель в сопутствующей ИСО должен зафиксировать данные изменения, если преобразования Лоренца связывают реальное описание с реальным, т.е. реальные координаты нештрихованной, в данном случае, ИСО со штрихованными..
В принципе, как было показано в той же работе {17}, преобразование Лоренца является не поворотом на мифический мнимый угол, как заявляют релятивисты: «Легко видеть, что преобразование Лоренца представляет не что иное, как поворот в этом пространстве вокруг начала координат, рассматриваемого неподвижным» {18, с. 478}. Реально преобразования Лоренца являются суммой двух косоугольных трансформаций, представленных на рис. 7.

Рис. 7. «Схема, показывающая характер геометрических преобразований координатной системы, которые осуществляют преобразования Лоренца» {17, с. 37}.

«Из построения мы видим, что преобразования Лоренца являются откровенно неортогональными преобразованиями, не имеющими ничего общего с поворотом координатных систем относительно начала координат. Именно поэтому у релятивистов появлялся мнимый угол поворота и не совпадали коэффициенты трансформаций» {17, с. 37}.
Мираж трансформации, созданный релятивистами, проистекает из того, что они выборочно использовали отдельные уравнения преобразований Лоренца, манипулируя при этом направлением преобразований, опуская тот факт, что одновременно с преобразованием времени у них изменялось положение часов в пространстве, а при преобразовании длин изменялось время для разных точек «трансформирующихся» по СТО объектов. Полный учёт параметров в соответствии с заявлениями самих же релятивистов о неразрывности четырёхмерной метрики приводит к афизичности преобразований, демонстрируя нарушение постулата эквивалентности ИСО.
Естественным движением в данной ситуации является введение дополнительного преобразования, которое приводило бы метрику штрихованной ИСО к физическому времени. Это можно осуществить, установив положение точек стержней, которое они занимали бы в некоторое общее (физическое) время для штрихованной ИСО.
В результате указанных дополнительных преобразований {17, с. 39}, формулы преобразования для стержня АВ примут вид:
(13)
а для стержня А´В´ преобразования примут вид:
(14)
В результате в штрихованной ИСО длина обоих стержней станет равной
(15)
Время же трансформируется противоположно:
(16)
Таким образом, скорость света в штрихованной ИСО становится равной:
(17)
Иными словами, если преобразования Лоренца используются в исходном их виде, то нарушается первый постулат СТО об эквивалентности систем отсчёта, поскольку сами преобразования переводят физическое время в нефизическое. Если же дополнительным преобразованием установить в штрихованной ИСО физическое время, то нарушается С-постулат о постоянстве скорости света. Внешний же вид динамической диаграммы, построенной на (13), (14) и приведенный на рис. 8, не будет отличаться от диаграммы для нештрихованной ИСО, представленной ранее на рис. 5, за исключением увеличенного масштаба.

Рис. 8. Диаграмма траекторий стержней в подвижной системе отсчета при введении в этой системе физического времени {17, с. 39}
Также и соотношения между движущимся и покоящимся стержнями не изменилось, хотя появилась необходимая одновременность событий для всех точек стержней. Изменились только параметры всех длин, но при нарушении С-постулата. Следовательно, ни в том, ни в другом случае совокупность постулатов релятивизма не остаётся истинной, делая релятивистскую концепцию противоречивой без возможности какой-либо коррекции, а значит, не соответствующей принципам внутренней согласованности концепций в физике.
Из этого, а именно из спекулятивной математики, которую используют релятивисты, растут все парадоксы, часть из которых, как ни будет это странным, таковыми в формализме релятивизма не являются. К таким относится парадокс о стержне и кольце {19}. Согласно этому парадоксу, «стержень, который несколько длиннее диаметра кольца, движется вправо вверх. Длинная ось стержня расположена в горизонтальной плоскости, параллельно плоскости кольца. Кольцо в этот момент покоится. Если в ходе движения стержня его центр в какой-то момент совпадёт с центром кольца, стержень укоротится под действием лоренцева сокращения длины и пройдёт сквозь кольцо. Парадокс появляется при рассмотрении той же ситуации в СО стержня. Теперь кольцо движется влево вниз, сокращаясь вдоль своей длины по горизонтали. Длина стержня же останется прежней. Каким образом тогда стержень пройдёт сквозь кольцо?» {19}.
Иными словами, как мы говорили выше, если в ИСО одного из взаимно движущихся материальных объектов, размер одного объекта вдоль движения другого равны, то из-за релятивистских трансформаций обоих объектов в ИСО другого объекта различие должно составить
(18)
Несложно посчитать, что при v = 0,9c данное отношение составит откровенно измеримую величину 1,858, т.е. почти два раза..
Схема этого парадокса представлена на рис. 9.

Рис. 9. Схема прохождения стержня через кольцо в нештрихованной (a) и в штрихованной (b) ИСО в предположении авторов парадокса

Динамическая диаграмма процесса движения стержня по отношению к кольцу в нештрихованной ИСО представлена на рис. 10.

Рис. 10. Динамическая диаграмма движения стержня по отношению к кольцу в системе отсчёта кольца (нештрихованной ИСО, в которой исходно введено физическое время; диаметр кольца D = 1·E10 м, длина стержня взята несколько меньшей (для лучшей визуализации процесса прохождения) и равной L = 0,95 D , скорость движения стержня вдоль оси х v1 = 0,9 c, скорость движения стержня вдоль оси у v2 = 0,7 c

Диаграмма демонстрирует, что выбранные параметры схемы обеспечивают свободное прохождение стержня через кольцо в ИСО кольца, выбранную за неподвижную и обозначенную нештрихованной.
Для построения диаграммы в ИСО, сопутствующей стержню, мы, как и ранее, будем использовать полную систему уравнений преобразований Лоренца, переводя каждую четырёхмерную точку тел нештрихованной ИСО в соответствующее положение этих точек в штрихованной ИСО. Результат построения представлен на рис. 11.

Рис. 11. Динамическая диаграмма, демонстрирующая прохождение стержня через кольцо в ИСО стержня. Параметры построения, подвергшиеся преобразованию Лоренца те же, что и на диаграмме на рис. 10

Как вы видим, стержень и в сопутствующей ИСО также свободно проходит через кольцо, несмотря на то, что и кольцо, и стержень подверглись трансформации вдоль оси х, а плоскость времени наклонилась. Сам факт прохождения стержня хорошо виден на проекции (x, y), представленной на рис. 12.

Рис. 12. Сравнительная диаграмма в момент прохождения стержнем кольца в обеих ИСО

Диаграммы демонстрируют, что, действительно, парадокс с точки зрения релятивизма отсутствует. Преобразования Лоренца преобразуют и стержень, и кольцо таким образом, что стержень всегда проходит через кольцо, в любой ИСО, а то, что противоположное следует из релятивистских спекулятивных трактовок, так это уже другой вопрос, связанный с искажениями самими релятивистами преобразований Лоренца ради собственных измышлений.
Также на диаграмме на рис. 12 видно, что размеры, продольные взаимному движению стержня и кольца, изменились. Согласно расчёту, в штрихованной ИСО длина стержня стала равной 2,29·E10 м , т.е. увеличились по сравнению с размером в нештрихованной ИСО в 2,29 раза. Это более реально, поскольку именно такую величину имеет релятивистский множитель. Наблюдать данное увеличение может только наблюдатель в штрихованной ИСО, поскольку именно у него будут откладываться по х концы стержня в его системе отсчёта, если, конечно, преобразования Лоренца переводят параметры четырёхмерия из реальности в реальность.
Наблюдатель в нештрихованной ИСО видеть этих трансформаций и тем более, сравнивать их принципиально не может, поскольку каждый из наблюдателей наблюдает за парой стержень-кольцо, а не за другой ИСО. Преобразования же, как было сказано, только выполняют функцию связи параметров наблюдения. А потому в нештрихованной ИСО по релятивизму должно быть изображение согласно рис. 10. В штрихованной – согласно рис. 11. Запасных пар для сравнения между ИСО вне преобразований у релятивистов нет. Есть только то, что показывают сами преобразования и в тех масштабах, которые заложены в данные преобразования. Если преобразования показывают увеличение длины, то это увеличение самой длины стержней без спекуляций рассмотрения длины в одной ИСО из другой ИСО. Эту операцию осуществляют сами преобразования, предоставляя только результат: число единичных мер, измеряющих стержни в штрихованной ИСО возросло. Это и измерит соответствующий наблюдатель.
Но главное в нашем рассмотрении заключается в том, что, как и в случае с двумя стержнями, преобразования наклоняют плоскость времени. При этом получается то самое противоречие, которое описано выше. На рис. 13 представлены динамические проекции-сечения процесса прохождения стержня через кольцо на плоскость (ct, x).

Рис. 13. Динамические проекции-сечения процесса прохождения стержня через кольцо на плоскость (ct, x) (слева) и (ct´, x´) (справа) соответственно.

Кроме наклона, совмещённый график показывает, что одному и тому же времени прохождения стержня через кольцо в нештрихованной ИСО соответствуют разные времена в штрихованной ИСО, хотя преобразования Лоренца осуществляются для одного времени в нештрихованной ИСО. И если это реальные положения стержня и кольца, то следует единственный вывод о том, что в штрихованной ИСО время нефизично. Если же, предположим, в штрихованной ИСО своё физическое время, то, как говорилось выше, все точки стержня и кольца, которые вне этого времени, просто не появились в штрихованной ИСО. Их нет, поскольку часы в этой ИСО не могут зафиксировать материальные тела вне того физического времени, которое показывается часами этой ИСО, как мы все не можем видеть ни прошлое, ни будущее. Мы можем только вспоминать прошлое по сохранённым рисункам, записям, фотографиям, а о будущем мы и этого не можем сделать. На графике же прямо видно, что преобразования Лоренца переводят время t = 0 в отрицательное время для правого конца стержня и в положительное время для его левого конца, а кольцо вообще оказалось в прошлом, а после прохождения через него стержня окажется в будущем по отношению к стержню. Полный нонсенс, свидетельствующий об афизичности релятивистских преобразований пространства и времени.
Сокращение длин у релятивистов получалось вследствие того, что они сравнивали увеличившийся размер в нефизическом времени с исходным размером в неподвижной ИСО, хотя, понятно, что в нефизическом времени никто никогда измерить не мог и не сможет, как и сравнить стержни в разных ИСО тоже не представляется возможным. Только в своей ИСО и только своими мерками. Такова особенность измерений. Это ведь не задержка во времени при получении информации. В случае задержки, она была бы разная в зависимости от положения наблюдателя относительно объекта. При его расположении в центре стержня различие во времени между проходимыми сигналами обращается в ноль. У релятивистов же, где бы ни находился наблюдатель, наклон по времени сохраняется, как следствие зависимости штрихованного времени от пространственной координаты, вдоль которой осуществляется движение штрихованной ИСО. Таким образом, неодновременность обусловлена исключительно некорректностью преобразования Лоренца, нарушающего постулаты СТО. Если же дополнительным преобразованием ввести в сопутствующей ИСО физическое время, одновременность событий восстанавливается, но постоянство скорости света во всех ИСО нарушается.
Вместе с тем, проведенный анализ показывает, что нужно чётко различать, что является парадоксом в рамках физики, а что является парадоксом в рамках парадоксальной концепции релятивизма. Парадокс стержень-кольцо является парадоксом в рамках парадоксальности самих преобразований Лоренца, переводящих физическое время в нефизическое в нарушение постулатов релятивизма. Но если рассматривать в рамках самой парадоксальности СТО, то как мы могли увидеть, парадокс отсутствует. Точно также и с парадоксом близнецов, описанным нами в {20}. Там тоже согласно самим же релятивистам, замедление старения одного из близнецов может происходить исключительно в том случае, когда взаимно движущиеся ИСО становятся неэквивалентными вследствие ускорения/торможения одной из них. Но последнее говорит о парадоксальности самих постулатов, которые по усмотрению релятивистов могут делать взаимно движущиеся ИСО эквивалентными и нет. Ведь любому взаимному движению предшествует ускорение одного из объектов или обоих сразу. Не говоря уже о том, что само сокращение времени в релятивизме является результатом спекуляций с преобразованиями Лоренца, демонстрирующими совсем иные результаты при их полном и корректном применении для связи взаимно движущихся ИСО.
Понятно, что все дальнейшие ссылки релятивистов на какую-то похожесть их приложений не выдерживают критики. Связь же релятивистских построений с реальностью рвётся на каждом шагу, начиная с позаимствованных ими формул Фицджеральда. Действительно, посмотрим, как сами релятивисты описывают график на рис. 1: «Когда свет движется от А к В (см. рис. 14), Земля проходит короткое расстояние вперёд, так что точка В перемещается в точку В´ в эфире.

Рис. 14. «Путь, проходимый лучом в опыте Майкельсона» {1, с. 210}

Таким образом, истинное расстояние, пройденное светом в эфире равно АВ´; если свету потребовалось время t для того, чтобы покрыть это расстояние, то АВ´= ct. За то же время точка А перемещается в положение А´ со скоростью v; следовательно AA´ = vt. Применяя теперь теорему Пифагора к прямоугольнику АА´В´, мы получаем
(19)
или
(20)

{1, с. 210}. Из (20) видно, что появляющийся в результате релятивистский множитель относится к скорости распространения света от движущегося источника, поскольку из того же Δ АА´В´ получим для скорости распространения света вдоль катета А´В´ :
(21)
Для продольного луча в установке Майкельсона Борн записывает аналогично, что вследствие движения прибора полное время прохождения лучом туда и обратно составляет {1, с. 209}:
(22)
Здесь тоже появляющийся квадрат релятивистского множителя относится к скорости преодоления светом расстояния между границами прибора сначала движущихся навстречу, а затем «убегающих» от луча, вследствие чего в знаменателе появляется сумма скоростей и их разность. Ни о каком постоянстве скорости света здесь принципиально речи быть не может. Это только динамика движущегося источника и физика мнимых лучей, для которых нарушаются законы истинных лучей.
Но вот как отобразились эти формулы в сознании релятивистов: «если теперь предположить, что плечо интерферометра, направленное параллельно движению Земли, укорочено в отношении
(23)
то время t1 окажется уменьшенным в том же отношении, именно
(24)
При этом мы получили бы t1 = t2 »
{1, с. 214}.
Что значит: если предположить? Физические основания этому есть? В реалии основания откровенно говорят, что всё связано с динамикой движущегося источника, а не с сокращением длин и времени. Если же исходить не из физики, а из измышления, так характерного для релятивистов, то, понятно, что из измышленного равенства времён как раз вырастают и С-постулат, и преобразования Лоренца, но ценой того, что изменения, которые происходили со скоростью света относительно движущейся установки Майкельсона, приписаны трансформации плеч самой установки, да в придачу, ещё и времени. Природа немедленно реагирует на подобные спекулятивные подмены. Действительно, если релятивисты путём подмены получили равенство времени прохождения лучом пути, понимая, что наклонное распространение луча в неподвижной ИСО приводит к вертикальному распространению луча в сопутствующей установке ИСО, то они обязаны признавать, что в релятивистской концепции построение на рис. 14 справедливо и преобразования между системами отсчёта должны не только трансформировать длину и время, но и переводить наклонный луч в вертикальный. Однако именно последнего преобразования Лоренца осуществить неспособны. Формула преобразования углов в СТО имеет вид:
(25)
Данное выражение трансформирует все углы кроме α´ = 0 и α´ = 90°. Горизонталь и вертикаль остаются неизменными. А это означает, что в неподвижной ИСО согласно релятивизму луч тоже должен распространяться вертикально от движущегося источника и строго со скоростью с. Тем самым, нарушается вся исходная база предположений/трактовок релятивистами рис. 14, приводящая релятивистов к равенству времён распространения света и через это к С-постулату.
Иными словами, на ложном ничего кроме ложного не получишь.. Внешняя похожесть у релятивистов проявляется только в том, что в преобразованиях Лоренца фигурирует релятивистский множитель. Но этот множитель появлялся и в вышеприведенных выкладках о распространении света от движущегося источника, и при взаимном движении гравитирующих и заряженных тел в наших работах {22}, {23}, но не в качестве трансформации пространственных и временных параметров, не путём приписывания свойств одних процессов другим, не в качестве базы для объединения в одну метрику разнородных параметров, а как особенность динамической трансформации взаимодействия полей с материальными телами, обусловленной конечностью распространения возмущения поля и независимостью распространения этого поля в пространстве от движения источника. И это действительно реальность в полном соответствии с методологией науки, опирающаяся на известные законы физики, развивая и углубляя их, а не по-релятивистски спекулируя и извращая физические закономерности под измышленные. В этом и есть принципиальная разница между классическим формализмом и различного рода ревизионистскими измышлениями из экономии мысли, ввергающими науку во времена средневековой инквизиции.

Литература:

1. М. Борн. Эйнштейновская теория относительности. М., Мир, 1972, 368 с.
2. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Истинные и мнимые лучи света - // блог «Classical Science».
3. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Отражение от плоского зеркала - // блог «Classical Science».
4. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Отражение от параболического зеркала - // блог «Classical Science».
5. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Преломление в движущихся средах - // блог «Classical Science».
6. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Дифракция света на нити - // блог «Classical Science».
7. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Интерференция на двух щелях - // блог «Classical Science».
8. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Расчёт движущейся собирающей линзы - // блог «Classical Science».
9. В. Паули. Теория относительности, М.-Л., ОГИЗ, 1947, 300 с.
10. А. Эйнштейн. Принцип относительности и его следствия в современной физике – // Собрание научных трудов в четырех томах, т. 1, с. 138-164.  Москва, Наука, 1965, 700 с.
11. А. Эйнштейн. К электродинамике движущихся тел – // Собрание научных трудов в четырех томах, т. 1, с. 7-35.  Москва, Наука, 1965, 700 с.
12. Ф. Гиббс. Как измерили скорость света.
13. А. Эйнштейн. Теория относительности – // Собрание научных трудов в четырех томах, т. 1, с. 175-186.  Москва, Наука, 1965, 700 с.
14. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. О реальности сокращения пространства-времени в СТО, Труды СЕЛФ, т. 5.2.
15. А. Эйнштейн. О принципе относительности и его следствиях – // Собрание научных трудов в четырех томах, т. 1, с. 65-114.  Москва, Советская энциклопедия, 1963, 624 с.
16. Ю.В. Румер, М.С. Рывкин. Относительности теория – // Физический энциклопедический словарь, т. 3, с. 553-559, Москва, Наука, 1965, 624 с.
17. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. О корректности базовых постулатов СТО. Труды СЕЛФ, т. 6.1, с. 28-42.
18. А. Пуанкаре О динамике электрона. Избранные труды, т. 3, с. 433-486. Москва, Наука, 1974, 771 с.
19. Парадокс кольца и стержня – Википедия.
20. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Парадокс близнецов - // блог «Classical Science».
21. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. Взаимоотношение углов во взаимно движущихся системах отсчета с точки зрения релятивистской концепции. Труды СЕЛФ, т. 7.1, с. 1.
22. С.Б. Каравашкин, О.Н. Каравашкина. О кривизне пространства-времени - // блог «Classical Science».
23. С.Б. Каравашкин. О встречном движении масс - // блог «Classical Science».

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© decoder.ru 2003 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites